Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

Опыт показал: государство самоедское разрушает общество, подминая его под себя, разрушаясь в конечном счете и само.
Е.Гайдар

Документ

Золотовалютные резервы страны в 1991 году: Записки Ю.В. Полетаева, В.В. Геращенко и А.П.Носко

В телевизионном ролике, показанном в рамках предвыборной кампании 1995-го года партии "Демократический выбор России", Егор Гайдар зачитал фрагменты документов, характеризующих, в каком состоянии находились золотовалютные резервы страны осенью 1991 года. Сегодня мы публикуем документы, которые попали в руки Егора Гайдара в тот момент, когда он возглавил правительство.

 

Документ 1. Записка заместителя председателя правления Внешэкономбанка СССР Ю.В.Полетаева.

"Состояние расчетов СССР в свободно конвертируемой валюте за 9 месяцев 1991 года складывалось следующим образом. Поступление свободно конвертируемой валюты от текущего экспорта составило 26,3 млрд долларов США. Из них в централизованный фонд для погашения внешнего долга и оплаты центрального импорта поступило 15,9 млрд долларов США, в валютные фонды экспортеров — 10,4 млрд долларов США. В то же время платежи из централизованных валютных фондов составили 26 млрд долларов США. При этом ситуация дополнительно осложняется оттоком депозитов и краткосрочных финансовых кредитов, которые с начала года составили на базе нетто 4,1 млрд долларов США.

Таким образом, недостаток поступлений от экспорта для осуществления платежей по централизованным фондам составил 10,6 млрд долларов США. В этой связи на основании принимавшихся в течение года решений руководства страны данный недостаток покрывался за счет проведения операций "своп" с золотом (т.е. займов под залог золота) и его реализации — 3,4 млрд долларов США, привлечения новых финансовых кредитов — 1,7 млрд долларов США и использования со счетов Внешэкономбанка СССР средств валютных фондов предприятий, организаций, республик и местных органов власти — 5,5 млрд долларов США.

В связи с крайним обострением платежной ситуации страна в течение года неоднократно оказывалась на грани неплатежеспособности ввиду недостатка ликвидных ресурсов в свободно конвертируемой валюте, о чем неоднократно докладывалось руководству страны.

И в конце октября 1991 года ликвидные валютные ресурсы были полностью исчерпаны, в связи с чем Внешэкономбанк СССР был вынужден приостановить все платежи за границу, за исключением платежей по обслуживанию внешнего долга, о чем было доложено Комитету по оперативному управлению народным хозяйством СССР.

Недостаток поступлений от текущего экспорта для платежей за границу только за имеющиеся на 1 декабря 1991 года обязательства (даже без учета минимальной потребности в свободно конвертируемой валюте для оплаты импорта, включая перевозки) может составить более 3,5 млрд долларов США, в том числе в ноябре — 1,3 млрд долларов США. К концу второй декады ноября ликвидных валютных ресурсов ожидается недостаточно даже для выполнения безусловных обязательств государства и страна может быть объявлена неплатежеспособной".

(Эта записка была опубликована в книге мемуаров Е.Т.Гайдара. Записка цитируется по изданию: Е.Т.Гайдар. Сочинения в 2-х тт. Т.1. Дни поражений и побед. М., 1997. - С.310-311).

Документ 2. Записка Председателя правления Государственного Банка СССР В.В. Геращенко

 

Президенту СССР
тов. Горбачеву М.С



15 ноября 1991г. №10205/290

В соответствии с исторической традицией и международной практикой Государственный Банк СССР как единый эмиссионный центр страны имеет на своем балансе золото в количестве 374,6 т. По своему назначению этот монетарный резерв служит обеспечением наличных денег в обращении и гарантией выполнения центральным банком своих международных обязательств.

Начиная с 1922 г. выпуск банковских билетов в обращение производился под обеспечение в установленном размере золотом, приобретаемом Госбанком. К середине 1937 г. на балансе Госбанка СССР монетарный запас золота составил 374,6 тонн. После 1937 его пополнение с целью обеспечения золотом выпускаемых банкнот было прекращено, а наличный запас золота был передан на хранение Наркомфину СССР. Передача 374,6 т. золота в Гохран была оформлена соответствующими расписками.

Официальные золотые запасы пополнялись за счет новой добычи и использовались в отдельные годы для реализации металла на внешнем рынке. Однако, монетарный резерв Госбанка СССР, отражаемый по его балансу, оставался без изменения в течение более чем 50 лет. При этом данные о размерах запасов золота с 30-х годов являлись закрытыми.

В связи публикацией баланса Госбанка СССР в июне 1991 г. был объявлен размер монетарного золотого запаса, что вызвало положительную реакцию в международных финансовых кругах.

В октябре с.г. было заявлено, что официальные золотые резервы страны составляют всего около 240 т. Объявленный уровень официальных золотых резервов, являющийся одним из важнейших показателей кредитоспособности страны по мнению специалистов, не соответствует статусу великой державы и ведущей золотодобывающей страны. Сообщения о величине золотых резервов СССР вызвало недоумение среди специалистов на рынке золота, которые ранее оценивали их в 1000-3000 т. Надо отметить, что объявленный размер наших золотых резервов в 10 раз меньше монетарных резервов Франции и Швейцарии, в 5 раз — Нидерландов, в 4 раза  - Бельгии и т.д. По размерам золотых запасов мы уступаем и развивающимся странам, таким как Китай, Индия, Венесуэла, Ливан.

Учитывая объявленный размер золотых резервов страны, очевидно, что часть находящегося на балансе Госбанка СССР золота была израсходована без согласования с ним прежним правительством.

В связи с изложенным Госбанк СССР считает необходимым принять следующие меры:

  1. Восстановить золотые резервы Государственного Банка СССР в размере 374,6 т. путем передачи на его баланс незавершенных залоговых операций с золотом типа "своп", проводившихся Внешэкономбанком СССР за счет государственных золотых резервов. Обеспечить обратный выкуп золота по этим операциям за счет иностранных кредитов, получаемых Госбанком СССР и Внешэкономбанком СССР.

  2. Внести в Государственний Совет предложение о сохранении на балансе Госбанка СССР (а впоследствии на балансе его правопреемника) исторически сложившегося монетарного запаса золота в качестве неделимого централизованного золотого резерва государств, входящих в экономическое сообщество.

  3. Учитывая, что за редким исключением золотой запас и валютные ценности, служащие обеспечением наличных денег в обращении и международных обязательств страны, хранятся в специальных хранилищах центральных банков, обеспечить передачу физического металла на хранение Госбанку СССР. Поручить Госбанку СССР, а впоследствии его правопреемнику осуществлять в полном соответствии с международной практикой управление централизованным золотым фондом государств, образующих экономическое сообщество, с целью укрепления рубля как коллективной валюты и обеспечения внешних обязательств сообщества.


Просим рассмотреть                                                                                                              В.В. Геращенко

Записка В.В. Геращенко в формате pdf

 Документ 3. Записка заместителя Председателя правления Внешэкономбанка СССР А.П.Носко от 26 ноября 1991 года.

Комитет по оперативному
управлению народным
хозяйством СССР

В связи с поручениями Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР от 6 ноября ПК-2573 Внешэкономбанк СССР сообщает.
 
Как уже докладывалось Межреспубликанскому экономическому комитету, ликвидные валютные ресурсы полностью исчерпаны и текущие валютные поступления от экспорта не покрывают обязательства по погашению внешнего долга страны.
 
Учитывая изложенное, Внешэкономбанк СССР сможет произвести оплату просроченной задолженности фирмы "БТЛ", Англия, только при условии выделения реального источника в свободно конвертируемой валюте.
 
А.П.Носко

Записка А.П.Носко в формате pdf

 

Комментарии экспертов:

 

    Андрей Нечаев
президент банка «Российская финансовая корпорация», ОАО

На стадии подготовки программы экономических реформ в России мы получали много информации о состоянии дел в экономике, в том числе неофициально и от союзных ведомств. Однако сведения о золотовалютных резервах в СССР традиционно относились к закрытой (секретной) информации, поэтому полная информация о ситуации в этой сфере стала нам доступна лишь после прихода в правительство России. Гайдар тогда возглавил валютно-экономическую комиссию правительства, которая и была создана для того, чтобы заниматься вопросами валюты и ее расходования. Я и П.Авен стали его заместителями в этой комиссии и вели основную текущую работу. Приведенные записки руководителей Госбанка и Внешэкономбанка относятся как раз к этому времени. 

 

Полученная нами информация, конечно, повергла нас в шок. Положение было просто катастрофично. Золотой запас по сравнению с серединой 80-х годов (до этого он многие годы был довольно стабильным) сократился к концу 91 года примерно в 5-5,5 раз, в том числе только с конца 90 года приблизительно в 2,5 раза. Доступные правительству валютные резервы в какой-то момент составили лишь 26 млн. долл. При этом внешние долги были около 63 млрд. долл., причем значительная их часть, включая проценты, подлежала погашению уже в 1992 году. 

В такой ситуации правительство пошло на единственно возможное решение – максимально либерализовать внешнеэкономические связи (в первую очередь импорт) с целью минимального насыщения рынка за счет децентрализованных источников. Одновременно был введен жесткий контроль над использованием поступления валюты в государственные резервы. Этим как раз и занималась упомянутая комиссия. Мы делили почти каждый доллар, отдавая приоритет импорту лекарств и других жизненно необходимых товаров для населения. Крайне болезненно принимались решения об отказе предприятиям в возврате их валютных средств, израсходованных прежними правительствами (более подробно о работе комиссии можно прочитать в моей книге «Россия на переломе. Откровенные записки первого министра экономики»). Окончательное решение этой проблемы было найдено через выпуск специальных облигаций внутреннего валютного займа. Это был вполне цивилизованный способ погашения долга, хотя некоторые горячие головы предлагали просто списать долги, как это неоднократно делали советские руководители.

Последние коммунистические правительства под руководством Н.Рыжкова и В.Павлова полностью разбазарили золотовалютные резервы страны, включая находившиеся на счетах во Внешэкономбанке средства, принадлежавшие предприятиям и гражданам. И при этом за несколько лет сделали гигантские внешние долги. Внешэкономбанк, а в его лице и страна в целом, оказались де-факто банкротами. Проблема усугублялась тем, что снабжение крупных городов хлебом, лекарствами, продукцией животноводства (в том числе через использование импортных кормов) и рядом других потребительских товаров в значительной степени базировалось на импорте. Из-за неплатежеспособности СССР по долгам подавляющая часть иностранных кредитов, которые в последние годы давали существенную долю средств для финансирования импорта, были заморожены. Стране реально грозили коллапс снабжения, остановка многих производств и голод.

Кроме того, для разблокировки зарубежных кредитов правительство России было вынуждено согласиться с принятым еще руководством СССР по согласованию со всеми республиками решением о солидарной ответственности советских республик по внешним долгам. Фактически это означало принятие долга Россией на себя, т.к. остальные республики были не в состоянии реально его обслуживать. Позднее со всеми республиками и иностранными кредиторами были оформлены соглашения, по которым все внешние долги, но также и все активы СССР за рубежом, переходили России.


 

    Петр Авен
президент ОАО «Альфа-Банк»

В правительстве Гайдара я возглавлял Министерство внешних экономических связей, так что все, что было связано с внешним долгом, с Внешэкономбанком, с импортом, входило в зону моей ответственности. Но на момент моего назначения ни Гайдар, ни я ничего не знали о состоянии золотовалютных резервов. Знали, конечно, что оно плохое, но не думали, что настолько.

Первой бумагой, которую я получил в первый же день своей работы, было срочное донесение от А.П. Носко о наличии валюты. Насколько я помню, валютных резервов на тот момент оставалось около 60 миллионов долларов. Потом эта цифра падала до 27 миллионов. Золота тоже было совсем немного — я сейчас не помню точную цифру — но в результате его оставалось несколько десятков тонн. Для нас это было абсолютным шоком.

Мы вообще были в состоянии истероидности — спали по 5 часов в день, потому что надо же было страной управлять. Тем более, что постепенно вся ответственность перекладывалась на наши плечи. Я хорошо помню, как в ноябре-декабре мы с Гайдаром регулярно ездили в американское посольство и уговаривали посла помочь не останавливать импорт. В некоторые дни платить было нечем, а по импорту шли все медикаменты, зерно. Магазины были совершенно пустые — и мы жили всё время с ощущением большой беды.

Потом мы попытались разыскать золото КПСС - осенью 1991 года КГБ-шники предложили нам нанять детективное агентство «Кролл». Когда мы были в командировке в Испании, мы встречались с хозяином агентства Джулом Кроллом. Заплатили ему, если я не ошибаюсь, миллион долларов, и они стали искать деньги КПСС. Искали полгода, но ничего не нашли. Они дали нам папку, с данными на некоторых наших крупных чиновников, которые создавали фирмы, зарабатывали деньги и открывали счета на Западе. Это всё были чиновники СССР — пара союзных министров (как минимум, одного я хорошо помню). Я думаю, Гайдар передал эти документы в прокуратуру, но все эти данные были мало проверенные, нужно было ещё дальше ими заниматься, а мы заниматься этим не хотели — это было совершенно не наше дело. Тем более, что найденные деньги были относительно небольшие. Поэтому, когда стал вопрос продолжать работу с «Кроллом» или нет, то мы посчитали, что дальше это делать бесполезно.

Сегодня я уверен, что деньги КПСС — это миф. Я курировал Внешэкономбанк и хорошо понимаю, как он работает: никаких денег КПСС там быть не могло. Когда нужно было получить какую-нибудь сумму - Генеральным секретарем ЦК КПСС либо Председателем Совета Министров СССР писалась от руки записка: «Прошу перевести такую-то сумму руководству такой-то коммунистической партии», и отправлялась руководителю ВЭБа. Суммы были 1-2 миллион долларов. Сложно представить, что так можно было провести масштабную операцию, сформировать деньги КПСС и потом куда-то их положить. В той системе власти это было абсолютно невозможно — я уверен, что этих денег нет и никогда не было.

 

 

Вернуться к списку документов

Как помочь фонду?