Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

Даже мои политические противники, убежденные, что я веду страну по гибельному курсу, не подозревали меня в намерении запустить руку в государственный карман.
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Дискуссия: «Границы свободы». Цитаты

23-го октября в рамках цикла "Дорожная карта гражданина" прошла дискуссия "Границы свободы" с участием Александра Верещагина, Максима Трудолюбова, Андрея Бабицкого и Марии Гайдар. Мы публикуем видео дискуссии и самые интересные цитаты из выступлений участников.

 

 

«Свобода для меня — это необходимое условие жизни человека как человеческого существа. Я позволил бы себе напомнить слова Токвиля о том, что если человек спрашивает, зачем нужна свобода, то он создан для рабства.» - Александр Верещагин

«Я полагаю, что свобода — это пространство, ограниченное исключительно жизнью и собственностью других людей, ничем больше.» - Андрей Бабицкий

«Надеюсь, моя свобода заканчивается намного дальше, чем моё поведение.» Андрей Бабицкий

«Либерализм - правовая основа, согласно которой власть, какой бы всесильной она ни была, ограничивает себя и стремится, даже в ущерб себе, сохранить в государственном монолите пустоты для выживания тех, кто думает и чувствует наперекор ей, то есть наперекор силе, наперекор большинству. Либерализм, и сегодня стоит об этом помнить, - предел великодушия: это право, которое  большинство уступает  меньшинству, и  это самый  благородный клич, когда-либо прозвучавший на земле.» Александр Верещагин

«Если мы против насаждения единства взглядов с помощью государства, это ещё не означает, что мы против защиты государством сложившегося многообразия взглядов, или лучше сказать, что мы против защиты государством самого принципа плюрализма взглядов и оценок. Запрет унижения чужого достоинства, на мой взгляд, не равнозначен требованиям сделать обязательным образ мыслей одной отдельной группы общества, которая в данный момент ближе к власти. Если же допустить оскорбление, наносимое членами одной группы членам других групп, то это приведёт к дезинтеграции общества, к тому, что разные группы попросту перестанут иметь друг с другом дело, ополчатся друг на друга и не захотят жить в одном государстве.» - Александр Верещагин

«Всё, на самом деле, довольно просто: у свободы две стороны, с чего я и пытался начать. Есть свобода от внешних ограничений, как раз «свобода от»: мне нужна свобода слова, мне не нужно затыкать рот, мне нужна свобода передвижения, я хотел бы иметь свободу распоряжаться своей собственностью. Это базовые вещи. А есть более сложная свобода позитивная, которая тоже формулируется по-разному, но в общем это свобода быть хозяином самому себе, свобода реализовать то, что во мне заложено, что мне дано.» - Максим Трудолюбов

«Это формулировал Берлин: речь о том, что как только в истории, как только в обществе возникает представление о неком окончательном, полном и главном решении, окончательном решении всех проблем, и как только оно становится предметом и лозунгом, партийной программой тех, кто руководит, это приводит в конечном итоге к возникновению авторитарного, возможно, тоталитарного государства именно потому, что возобладает в конце концов некая единая для всех правда. Это в каком-то смысле доведённая до логического предела и до абсурда позитивная свобода, свобода реализовать то знание, которое есть у человека.» - Максим Трудолюбов
 
«В который раз мы свидетели того, что снова побеждает философский подход к управлению, который предполагает окончательное знание, окончательное решение. Мы не знаем, что это содержательно.

Если в XIX веке это было сформулировано в виде «самодержавие — православие — народность», в ХХ веке в СССР это было сформулировано как строительство общества определённого типа, то сейчас это не сформулировано, но место для этой главной идеи всё равно там есть. Оно хранится в секрете — президент не выходит и не рассказывает нам, к сожалению, что в том чёрном ящике, что написано в той программе, которую он реализует.» - Максим Трудолюбов

«Тот же Милль в 1859 году в эссе «О свободе» писал: «Едва ли кому-нибудь надо объяснять, что свобода прессы необходима для функционирования нормального государства». Ему это казалось абсолютно понятным в тот момент, когда человек ещё происходил от обезьяны, ещё даже не вышло «Происхождение видов». И в нашей стране здесь и сейчас, мне кажется, это не вполне очевидно, и если вы думаете, что это очевидно вам, то кто-то из вас не вполне честен с самим с собой — ну, кто-то из вас, мой опыт общения это подсказывает, потому что многие люди, защищая свободу прессы вообще довольно рьяно, очень легко готовы делать послабления в пользу государства. Например, тезис, что день перед выборами чем-то отличается от всех прочих дней — и мы с такой лёгкостью почему-то все согласны, что в этот день о чём-то нельзя писать.» - Андрей Бабицкий

«Надо понимать, что каждый раз, когда мы встаём в позу и заявляем о том, что мы обидчивы, мы создаём серую зону, в которой происходит государственная цензура разной формы. Причём эта цензура не всегда связана с насилием, она связана и с самоцензурой тоже. Я уверен, что большинство людей в этом зале поддерживают то или иное наказание за клевету. Но мой опыт работы в СМИ показывает, что самоцензура в отношении санкций за клевету — это самый большой сдерживающий фактор для свободы слова, больший, чем что бы то ни было ещё.» - Андрей Бабицкий

«Очень важно не уважать — уважать никто не требует, — а защищать право на высказывание. Как говорил великий американский судья Оливер Холмс, свобода слова — это свобода того слова, которое мы ненавидим.» - Андрей Бабицкий

«Высказывание Альберта Эйнштейна: «Свобода человека в современном мире похожа на свободу человека, разгадывающего кроссворд: теоретически, он может вписать любое слово, но на самом деле он должен вписать только одно, чтобы кроссворд решился». Действительно, мы не выбираем, приходить в этот мир или нет, у нас куча ограничений и норм, и это похоже на игру, где нужно в лабиринте закатить шарик, и вся свобода — ширина этого лабиринта. При этом сам лабиринт с точки зрения права делаем не мы, а скорее образ жизни и мысли предыдущего поколения, у которого мы тоже являемся заложниками. Так где же в этой правовой системе свобода человека? Или он должен её искать где-то исключительно внутри себя?» - Мария Гайдар

«Многолетний опыт работы в газете «Ведомости» несколько раз заводил меня в тупик. Я с содроганием читал статьи, которые пишут наши журналисты-расследователи, и думал о том, как завтра взорвётся мир, но он не взрывался.» - Максим Трудолюбов

«В фильме братьев Коэнов «После прочтения сжечь» очень красиво показано, что заговоры, как правило, не работают, и донесения оттуда, из-за стены, которые мы, журналисты, иногда слышим, общаясь с людьми, говорят о том, что нет никакого плана. Мы не можем залезть в голову Владимира Путина, но очень близко забирались люди, и они докладывали, что, судя по тому, как проходят совещания, как принимаются решения, невозможно предположить, что есть окончательный и твёрдый план.» - Максим Трудолюбов

«Я отвечу коротко: я думаю, что государство не должно воспитывать народ и тем более какой-то дух свободы в нём. Надо задуматься над тем, как народу воспитать государство, это будет правильнее. Источником свободы должно быть самосознание граждан, идущее снизу, и оно же должно ограничивать власть, а не чтобы государство учило людей свободе. Да, у нас было в истории немало примеров, когда свободу насаждали сверху, и даже с некоторым успехом — может быть, во времена Екатерины. Это долгий вопрос, но мне кажется, эта тенденция завершена. Теперь государство нам ничего дать не может, слово за народом.» - Александр Верещагин

«Есть такая пьеса, наверное, все читали, «Дракон» Шварца — самая великая пьеса про тоталитаризм. Я даже позволю убить 40 секунд вашего времени, пересказывая её сюжет. Там над городом властвует дракон много лет, и никто не может его убить. Потом приходит герой по имени Ланцелот, убивает дракона и сам, еле живой, ховается в какую-то пещеру лечиться. И за это время сервильный губернатор города становится новым тоталитарным властителем и снова строит тоталитаризм и живёт так несколько лет. И в самом конце Ланцелот, год пролежав в пещере, возвращается в этот город, отправляет губернатора в тюрьму и после этого говорит, мол, я думал, вы сами справитесь, а нет, а мне придётся теперь в каждом из вас убивать дракона. И мне кажется, это вообще самый трагический финал в мировой драматургии, потому что в этот момент ты понимаешь, что Ланцелот сам стал драконом, эта грань перейдена. Совершенно очевидно, что государство не может ничего воспитать.» - Андрей Бабицкий

Полный текст дискуссии на проекте Дорожная карта гражданина

Газета Ведомости о Дискуссии "Границы свободы"

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?