Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

«Личный опыт помогает понимать, что бывает, а чего не бывает в реальной жизни, как устроен процесс принятия принципиальных решений»
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Сколько стоит геополитика?

 

Дмитрий Медведев во время рабочей поездки в Читу. 2009 г. Фото: ИТАР-ТАСС

 

Дмитрий Орешкин: В истории каждой нации есть вопросы, которые не принято задавать. Возможно, больше других таких вопросов у истории СССР. Например, охотно спрашивают (не раз и два!), как мог некий г-н Абрамович потратить 300 млн. долларов (народных!) на покупку ф/к «Челси». Ну и что - вполне нормальный вопрос. На него есть столь же нормальный ответ: покупка футбольного клуба - грамотная бизнес-операция. Она приносит Абрамовичу прибыль от продажи прав на ТВ-трансляцию, рекламы, билетов на стадион и сопутствующей торговли. Почему купить шахту в Африке, как поступает китайский капиталист, можно, а прибыльный английский клуб нельзя? Индивидуальные оценки личности г-на Абрамовича и источника его капиталов оставляем в стороне. Что вы знаете о личности китайских капиталистов и источнике их средств? Ничего. Да и речь не о том.

Интереснее другое. Почему у нас категорически не принято спрашивать, как могло руководство СССР покупать за миллиарды (на порядок больше ужасного Абрамовича) народных долларов такой неликвидный товар как дружба сомнительных режимов с их всегда депрессивной экономикой?

Почему никто не возмущается, когда России приходится списывать безнадежные советские долги «братским республикам». В 2000 г. 9.4 млрд. долларов Вьетнаму и 11 млрд. Монголии. В 2004 г. - 9.4 млрд. Ираку. 2005 - 13 млрд. Сирии. 2007 г. - 11.1 млрд. Афганистану. 2008 г. - 4.6 млрд. Ливии. (Особенно умиляет, что, как теперь выяснилось, семья Каддафи держала в западных банках 34 млрд. долларов личных средств - но вернуть советский должок ей в голову не приходило). А еще Алжир, Палестина, Эфиопия, Куба и т.п. Не говоря о спонсорстве стран СЭВ. В сумме сотни миллиардов в американской валюте.

Следует отметить, что когда эти кредиты выдавались, покупательная способность доллара была в разы выше, чем сейчас. Страшно подумать, сколько и чего можно было приобрести за эти деньги для России. Но у нас принято думать, что раз на державные цели - значит, заведомо правильно. А если на частные - заведомо неправильно. Так было надо, товарищ!

Вопрос: кому надо? Разве за этим нет частных интересов гигантских корпораций советского ВПК, многочисленных штабных стратегов и «красных директоров», которые в советскую эпоху жили не хуже элитной публики на Западе и сегодня хотели бы вернуть былые привилегии?

Еще вопрос: что Россия (тогда - СССР) приобрела на эти деньги? Эфемерные преимущества второй по военному потенциалу державы при хроническом дефиците собственной экономики, размызганных дорогах и населении, живущем в коммуналках? Безопасность? Но тогда мы ходили по краю (и за краем) войны чаще и горше.

Наконец, третий вопрос: почему до сих пор об этом как-то стыдно говорить. Как будто у страны мозги набекрень из-за трех поколений тотальной пропаганды геополитического противостояния. Похоже, нас крепко обманули с материалистической идеей, что бытие определяет сознание. Скорее, наоборот, сознание (то есть выбор приоритетов) определяет бытие (в нашем случае - коммуналки, отсутствие дорог и хронический товарный дефицит).

Отсюда четвертый и главный вопрос: не пора ли менять приоритеты в мозгах и побольше заботиться об обустройстве собственного, и так достаточно обширного пространства, снабжая его путями сообщения, жильем и здоровым, квалифицированным населением?

    Александр Гольц
политолог, военный аналитик, журналист

Прежде всего хотелось бы договориться о терминах: в России под словом геополитика понимают совсем не то, что во всем остальном мире. Для остального мира геополитика — это некая довольно устаревшая теория, которая, грубо говоря, сводится к тому, что политика любого государства детерминирована его географическим положением. В России же этим понятием обычно называют инстинктивные имперские устремления.

Поясню на ясном примере: США и силы НАТО воюют в Афганистане. Что бы думал настоящий геополитик? «Афганистан не так далеко от России, между Афганистаном и Россией лежат слабые авторитарные режимы. В случае поражения США и НАТО агрессивный ислам может выйти в эти слабые авторитарные страны — в результате где-нибудь в районе Оренбурга мы получим десятки или сотни тысяч беженцев, а то и бандформирования. Очевидный вывод: надо делать все возможное, чтобы операция НАТО увенчалась успехом». Чем же занимались российские так называемые геополитики с 2005 по 2009 год? Они сконцентрировались на том, что нужно всячески мешать США проводить операцию в Афганистане. На это были истрачены значительные деньги. Вспомним о 300 млн. долларов, которые были выделены предыдущему киргизскому президенту господину Бакиеву.

Или еще один пример: Россия тратит гигантские деньги на поддержание режима господина Лукашенко, которого наши лидеры совсем не любят и все потому, что, как говорят наши геополитики, господин Лукашенко защищает Россию от НАТО. Другой вопрос что НАТО нам не угрожает, но признавать, что наша страна настолько никого не интересует, - обидно.

В некоторых случаях геополитика вещь вполне рациональная: когда Россия продает вертолеты Афганистану, я считаю, что это не только хороший бизнес, но и в высшей степени рациональное действие. Другое дело — имперские инстинкты. Они всегда иррациональны. Но нам, судя по всему, никуда не уйти от того, что Россия тратила и тратит немалые средства, чтобы эти инстинкты ублажить.


    Леонид Смирнягин
профессор Географического факультета МГУ

Приобретение союзников с помощью кредитов, притом зачастую с их последующим прощением, - обычная и старинная практика в международных отношениях. Да что там прощённые кредиты – многие развитые страны тратят ежегодно многие миллиарды долларов на прямую безвозмездную помощь многим слаборазвитым странам. Правительство США в 2009 году выдало кредитов и грантов на 43 млрд. долл., в т.ч. более 500 млн. – бывшим республикам бывшего СССР. В США тоже находятся люди, которые ворчат: лучше бы помогли своим беднякам или дороги отремонтировали. Трактовать же выдачу кредитов иностранным государствам как коммерческую операцию – тоже обычная и старинная практика журналистов, пишущих о международных отношениях. Обе практики довольно сомнительны и рискованны, потому что почти всегда основаны на весьма неполном знании реальной ситуации. Тем не менее приходится признать, что международные отношения – вещь весьма затратная, с этим ничего не поделаешь, если хочешь жить в открытом мире. Послать всех к чёрту и заниматься только собой – такая тактика не оправдывает себя даже в быту, а уж в международных отношениях она кончается очень плохо, тому есть множество примеров в истории (чего стоит один Китай, который категорически изолировал себя от внешнего мира в 15 веке, а четыре века спустя оказался совершенно беспомощным перед напором западного империализма).

Словом, ворчать на кредиты зарубежным странам можно в жанре стёба, но при серьёзном разговоре стоит вникать в суть дела. Как правило, не-профессионалу трудно судить о том, целесообразно ли было выдавать кредит той или иной стране с точки зрения геополитики, – это дело довольно тонкое. Однако постоянно возникают подозрения, что цели конкретного кредитования могут оказаться весьма далёкими от интересов государства и обслуживать корыстные интересы группы лиц или организаций. Трудно судить, каковы были конкретные мотивы кредитования во времена СССР, но в наши дни такие подозрения возникают постоянно. Помнится, В.Иноземцев дал себе труд посчитать, что за последний (возможно) год своего президентства В.Путин совершил зарубежные визиты, тематика которых на 83% была связана с переговорами по делам Газпрома. Те же подозрения напрашиваются насчёт кредитов Ираку и особенно Ливии, тут слишком явно просвечивают интересы наших нефтяных компаний. Здесь не проходят оправдания типа того, что внедрение нашего бизнеса в другие страны повышает, дескать, геополитические характеристики нашей страны в целом: этот тезис весьма сомнителен вообще, а применительно к горстке отдельных компаний - в особенности.

Вывод таков: не стоит нападать на заграничные кредиты как таковые, они нужны стране, ведущей активную внешнюю политику, однако очень даже стоит следить за тем, чтобы они не превращались в подкормку влиятельных организаций, замаскированную под радение о геополитических интересах родного государства.

В заключение процитирую Владимира Соловьёва – по-моему, это очень к месту: «Честь России чего-нибудь да стоит, и эта честь решительно не позволяет делать из мошеннической аферы предмет государственной политики» (Соловьёв В.С. Сочинения: в 2 т. Т.1, стр. 328)


Дмитрий Орешкин: Очень признателен обоим уважаемым оппонентам. Нет, серьезно! Приятно наблюдать, как доброкачественная критика добавляет объема теме. А. Гольц прав: наша «геополитика» застряла на довоенном уровне - когда она была официально как бы запрещена («буржуазная лженаука»), но неофициально более чем откровенно практиковалась сталинскими верхами. Сталин, кстати, во внутренней переписке легко использовал ее классические термины - например, «лимитрофы» для обозначения стран, которые СССР и Германия обречены поделить меж собой. Мол, объективная историческая необходимость. Забавно и то, что Хрущева снимали со странной формулировкой: «за волюнтаризм». Тоже термин из классиков эмигрантского евразийства 30-х годов (в некотором смысле - русской геополитической теории). Для обозначения нашей полукочевой вольницы евразийцы пользовались понятием «степного волюнтаризма» - он, с их точки зрения, запечатлелся в русском геополитическом коде. Видно, застряло это лженаучное словечко где-то в мозжечке советской номенклатуры, коли его инкриминировали бедному Никите Сергеевичу. Этакий казак с шашкой наголо в кукурузе.

 

В принципе, как и в любой другой добросовестной попытке осознать историческую реальность, в евразийстве что-то есть. Вопрос лишь в мере. Хрущев в значительно меньшей степени волюнтарист, чем Сталин. И азиатчины в нем меньше. Хотя, глядя из 21-го века, тоже с избытком. Но не в этом дело, а в том, что сталинская эпоха заложила в ментальность советского руководства одну неоспоримую и не требующую доказательств аксиому: мощь и величие державы определяется военно-экономическим потенциалом; а военно-экономический потенциал определяется размерами подконтрольной территории. В этом отношении СССР как раз был стопроцентным воплощением и иллюстрацией самой вульгарной геополитики 19-го века: «Можешь сожрать соседа - сожри немедленно. Не можешь - подожди, накопи силенок, выбери момент и сожри потом». И опять - в этом есть толика правды. Особенно для того времени. Но снова дело в мере. Что сегодня значит «сожри»? В терминах классической геополитики это означало взять под силовой контроль природные и людские ресурсы чужой территории. Для Гитлера это русский хлеб, бакинская нефть, лес, руда и пр. Для Сталина - заводы Прибалтики и Польши, станки и рекруты для пополнения РККА.

 

Все это замечательно, если победа определяется числом рекрутов. Но вот уже два (а может, три) поколения, как ситуация поменялась. Победа определяется технологиями - и все очевидней. А технологии определяются не территориальной экспансией и числом пехотных дивизий, а интенсификацией человеческого капитала. В том числе качества жизни, образования, здравоохранения, материальной и социальной инфраструктуры. Жизнь стала радикально другой. Проигравшие войну Германия и Япония в разы опережают победившую Россию по объему экономики. Близко не имея подобного запаса природных ресурсов. Следовательно, только за счет квалифицированного населения, правильной социальной инфраструктуры и эффективного государственного менеджмента. Япония - та вообще по площади меньше одной нашей Архангельской области, и 80 процентов ее территории - сейсмоопасные горы. А ведь живет 126 миллионов населения. Тогда как у нас - 143 миллиона. И все чего-то не хватает...

 

Поэтому я действительно не понимаю, какие преимущества для «чести России» (если пользоваться понятием В. Соловьева из комментария Л.Смирнягина) могла принести, например, советская затея в Афганистане. Ясно же, что в случае победы мы получили бы еще одну недоразвитую территорию с варварскими традициями, висящую жерновом на шее у и так буксующей экономики. Куда придется вкладывать и вкладывать. Без отдачи - как в Эфиопию. А в случае поражения - все еще хуже. Просто не вижу логики: невооруженным глазом было видно, что у СССР более чем достаточно проблем с растущим исламским населением своей советской Средней Азии. Нет, дай еще Афганистан. Очевидный прокол с чувством меры.

 

 

Очевидно же, что в мире что-то поменялось. Или не очевидно? Или очевидность зависит от устройства очей? А очи большинству из нас устроила советская система патриотического воспитания. Может, поэтому мы все время и оказываемся в дураках. Но с победным видом. Не пора менять представления об очевидности?

Чтобы «использовать» территории и их ресурсы, сегодня вовсе не обязательно ставить их под силовой контроль. Вопрос: зачем Иран продает нефть и газ «Большому Сатане»? Ответ: потому что Ирану нужны деньги. Не деревянные, которые он сплеча печатает сам для себя и которые ничего не стоят, а настоящие, которые принимаются к оплате всюду в мире. Столь презираемые нашими патриотами доллары и евро. А со времен столь же «очевидно» презираемого Гайдара, худо-бедно еще и рубли. Поэтому Америке, Западной Европе, Китаю или России вовсе не обязательно завоевывать Иран в терминах классической геополитики: все равно никуда не денется. Будет, как миленький, поставлять свое сырье. Или, скажете, иранские рекруты для американской или французской армии представляют такую ценность, что Иран необходимо оккупировать?

Каддафи поставлял ресурсы в Европу (главным образом в Италию). Куда будет их поставлять любой его гипотетический, пусть даже исламистский, преемник? Не в Антарктиду же. Чего же ради НАТО было «завоевывать» (как объясняют наши геополитики) это сомнительное счастье - для того, чтобы получить в Европе еще одну волну беженцев?

Отечественные стратеги, выращенные на сталинских аксиоматических дрожжах, пытаются объяснить действия условного «Запада» в рамках той самой кондовой геополитики, официально запрещенной, а неофициально лежащей в основе советского миропонимания. Печальное и поучительное зрелище. То, как они понимают интересы Запада, на самом деле отражает не реальность, которая давным-давно изменилась, а советское устройство их мозгов. Запад, мол, хочет создать в Афганистане «плацдарм». Хотя в реальности Запад предпочел бы забыть этот Афганистан с его ишаками и верблюдами как кошмарный сон - если бы не террористическая угроза, которая оттуда исходит. Как, кстати, и из Сомали - которое в свое время наши патриоты тоже очень ревностно обороняли от агрессии США. И оберегли - себе на голову. Теперь весь цивилизованный мир платит этим свободолюбивым социалистически-исламистским головорезам мзду за проезд. Геополитика! Запад, мол, хотел развалить Югославию. Как будто Югославия, которая всегда была повернута больше в сторону Европы, чем в сторону СССР, несла Западу какую-то угрозу или вызывала у него беспокойство - покуда братские народы там не занялись взаимной резней.

Понятное дело, подобные трактовки встречают полное понимание в широких массах народонаселения, смлада усвоившего советскую систему понятий - в частности, благодаря промывке мозгов в армии. Советскому человеку трудно признать, что реальная геополитика (если все-таки пользоваться этим расплывчатым термином, который, как верно заметил А. Гольц, у нас понимается не так, как у них) давно оперирует скорее потоками, чем площадями. Финансовые, информационные, энергетические, демографические потоки - вот соль геополитики в эпоху глобализма. А вовсе не силовая толкотня, сопровождающаяся стратегическим сопением, в борьбе за «плацдармы», «территориальный контроль» и зоны «особого интереса».

Сопели-сопели наши стратеги вокруг Белоруссии, забабахали туда порядка 50 миллиардов долларов (исходя из путинских цифр - 10 лет по пять миллиардов нефте-газовой дотации в год) - а показала Европа в нужный момент нашему «славянскому витязю» кончик финансового потока - и мгновенно забыты все рассуждения о братстве, скрепленном кровью, единстве геополитических интересов и т.д. и т.п. Мораль: не требуется все время «контролировать территорию»: держать войска, строить инфраструктуру, постоянно кормить «нашего сукина сына». Это все в прошлом. Сегодня достаточно в нужный момент аккуратно открыть или закрыть краник на правильно выбранном потоке - денежном, информационном, энергетическом - и половина дела сделана. Разве не так? Топтали-топтали Прибалтику за фашизм и глумление над советскими святынями - а потом вдруг пришла пора тянуть «Северный поток» по балтийскому дну. И бурный поток стихийного патриотического негодования мгновенно иссяк. Будто и не было. «Наши» занялись тушением лесных пожаров в Домодедове и борьбой с просроченным йогуртами. Которые мутным потоком заполонили полки отечественных супермаркетов. Вдруг.

Я же говорю - потоками надо мыслить, а не территориями. Де-факто в каждом конкретном случае так и происходит, путинская стратегия тому ярком примером. Но в области пропаганды и общего миропонимания мы - и как народ, и как элитные стратеги - по-прежнему мыслим сталинскими площадными шаблонами. Оттого, в конечном счете, и проигрываем. Сами себя в свое время изолировали от глобальных информационных потоков - вот мозги и заскорузли. А усушка общенационального мозга - процесс, опасный а) долговременностью и б) необратимостью. Люди с заскорузлыми мозгами формируют образовательные программы, благодаря которым вырастает еще больше людей с заскорузлыми мозгами… Расширенное воспроизводство «Наших». В результате у нас про внешнюю политику толкуют мудрецы из разного рода геополитических академий, которые изучали эту самую геополитику по книжкам, прости господи, Маккиндера, Хаусхофера и иже с ними - которые были свежи и интересны - но сто лет тому назад. А для постсоветской России вроде как последнее достижение науки… И внимает им аудитория примерно такого же уровня. Так, взявшись за руки, и водим хоровод уникальной цивилизационной идентичности.

Главное, все же было предсказуемо. И двадцать, и десять лет назад. В частности, с Белоруссией. Что, разве не предупреждали, что батька кинет? Предупреждали. И не раз. Но в ответ слышали победное геополитическое сопение и жирно-бархатный баритон П.П.Бородина о перспективах Союзного государства. Кстати, что-то в последнее время его не слышно. А между тем хотелось бы послушать начальника транспортного цеха. Интересно все-таки, сколько там было по дороге разворовано во имя сохранения геостратегического баланса с агрессивным блоком НАТО.

О, эти державные стратеги! Великие развешиватели патриотической лапши. Нет, все-таки я остаюсь при своем главном тезисе: мозги надо менять. Причем давно. Это главное. По-моему, из текстов уважаемых оппонентов следует примерно то же самое. Спасибо им за комментарии.

 

 

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?