Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

«Личный опыт помогает понимать, что бывает, а чего не бывает в реальной жизни, как устроен процесс принятия принципиальных решений»
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Президентские выборы 1991-го: поворотный момент истории или предвестие катастрофы?

Борис Ельцин и Егор Гайдар в 1993 году. (Фото: РИА-Новости)

Андрей Колесников: Так уж получилось, что Егор Гайдар и Борис Ельцин, будучи очень разными людьми – и по происхождению, и по жизненному укладу, и по образованию, и по внутреннему устройству – вошли в историю вместе. И в этой самой истории (или в мифологии истории) они – ну, практически как Маркс с Энгельсом: ничто их не может разлучить. При всей мифологичности «реформ Ельцина-Гайдара, добивших страну и распродавших Родину», в таком соединении двух фигур есть своя правда. Один, обладая колоссальной интуицией, выбрал Гайдара из нескольких кандидатов на реформирование экономики России и дал ему политическую крышу. Другой, насколько позволял временной ресурс, эти реформы провел.

Из синергии двух политиков и родилась новая Россия. Достаточно для того, чтобы войти в историю.

А президентом России Борис Ельцин стал два десятилетия тому назад, когда в ходе выборов 12 июня 1991 года набрал 57,30% голосов, далеко обойдя ближайших преследователей Николая Рыжкова и вечно третьего Владимира Жириновского (16,85% и 7,81% соответственно).
 
Избрание Ельцина сделало возможным появление Гайдара. Реформы Гайдара ввели Ельцина в пантеон выдающихся деятелей XX века.
 
В отношениях этих двух политиков было множество нюансов. Многие считают, что Ельцин сдал Гайдара. Иные сочтут, что Гайдар испортил Ельцину репутацию. Но если смотреть на постсоветскую политическую историю России en gros, по-крупному, и оценивать ее с точки зрения вечности, эти два человека просто заложили фундамент современной российской государственности и рыночной экономики. Из которой выросло то, что выросло. И вот на этот счет есть еще больше мнений, суждений и оценок – было ли предопределено сегодняшнее состояние дел той моделью экономики, которую выбрал Ельцин потом, после 1996 года, и не ошибся ли он, когда избрал в качестве преемника Владимира Путина?
 
А потому споры продолжаются: who is mister Yeltsin – фигура исторического масштаба или всего лишь предтеча Путина и капитализма друзей.
 
Лично мне кажется, что второе – лишь череда досадных случайностей, но с большими историческими последствиями.
 

    Борис Минаев
журналист, писатель, автор первой русскоязычной биографии Ельцина

Хорошее определение – «капитализм друзей». Очень понравилось. Ласковое такое. Я думаю, что капитализм, рыночная экономика, либеральная модель – при всей объективности этих понятий – все-таки лишь фундамент. Цемент в яме. А дома получаются у всех разные. У европейцев одни, в США – ну там, понятное дело, небоскреб, который могут захватить террористы, и Брюс Уиллис всех спасет, в Азии третьи, в Латинской Америке четвертые. У нас пока получается вот такой – «для друзей». Возможно. Дружба – вообще сложное понятие, как и любовь.

Вот это все и выяснилось (для русской интеллигенции, в частности, которая мне не чужая среда, а все-таки как раз своя) – в процессе реформ Ельцина-Гайдара. Что нет пропуска в рай. Увы. И что если напечатать Набокова, Булгакова и «Архипелаг ГУЛАГ», мир не перевернется. Он просто начнет изменяться в непонятную сторону. Медленно и неотвратимо.
 
Но для того, чтоб на все это решиться (от Набокова до отпуска цен), нужна воля. Она была. Неосмысленная, наивная, практически детская, даже разрушительная в своей неразумности и нерешительности – у Горбачева (при всей его цековской выучке и хитрости). Жесткая, нутряная, уральская, старообрядческая, невероятно органичная – у Ельцина. По-дворянски, по-старорежимному неотвратимая, обреченная, как вызов на дуэль, как данное слово – у Гайдара.
 
Три разных воли. Это счастье, что у нас оказались в это время у власти три этих человека. Это счастье для мира. Для человечества. Но к сожалению, отсюда, из России, этого не понять – потому что глядеть приходится через бедность, нищету, остановленные заводы, социальную депрессию и бесконечные претензии на мировую гегемонию, от брызгающих слюной мессий.
 
Но важно, что настоящие писатели, настоящие ученые, настоящие мастера своего дела, настоящие люди – они все в России это чувствуют и знают. Хотя их очень немного. Ну вот. Все, что я хотел сказать, по этому поводу.

    Андрей Вавра
журналист, политический обозреватель, старший референт при президенте РФ в конце 1990-х - начале 2000-х

Для оценки той эпохи и нынешней, выросшей из нее или последовавшей за ней (кто как смотрит), существуют разные подходы. Все определяется личным опытом, воспитанием и образованием.

Историческая эпоха – это же не сумма экономических показателей или политических событий, которые можно по-разному складывать, вычитать или умножать, чтобы получить нужный результат. Историческая эпоха – это некая целостность. И в этом смысле президентство БН представляется мне эпохой надежд и самых радужных перспектив.

Сегодня, оглядываясь назад, ищешь точку, ставшую поворотной в развитии страны (всегда хочется простых однозначных ответов, хотя прекрасно понимаешь, что на самом деле все гораздо сложнее).
 
Думаю, этой точкой стало решение, которое в тот момент представлялось единственно возможным, обусловленным конкретной политической ситуацией. Имею в виду принцип передачи власти доверенному лицу (тут я не про личности, а именно про сам принцип.) Одноразовое действие, превратившееся в скором времени в базовый принцип всей нашей политической системы.
 
На ключевых постах оказались доверенные лица. «Свои». Но доверенные лица не могут все делать сами. Они должны тоже опираться на таких же доверенных лиц – тоже на «своих». В результате страна разделилась на «своих» и всех прочих.
 
Беда не в том, что тут закончилась конкуренция – источник развития - во всех сферах. Беда в том, что, облеченные особым доверием, «свои» посчитали себя свободными от ограничений, налагаемых Законом.
 
Вы заметили, что в определенный момент обидное, дискредитирующее политика прозвище «Миша-два процента» вышло из употребления? Сегодня «Миша – два процента» - характеристика романтика, безнадежного альтруиста, человека абсолютно не поспевающего за реалиями жизни. 30, 40 процентов, а то и все 70 – вот что сегодня типично для чиновника, твердо стоящего ногами на земле.
 
В связи с этим нам еще многое предстоит узнать, когда «свои» перестанут таковыми быть. Ведь, например, Москва безоговорочно считалась образцовым городом, пока Лужков был «свой».
 
И еще – о прагматике, Передача власти доверенному лицу была в тех условиях наиболее прагматичным решением. Но тут вовсе не шла речь о принципе. Однако нулевая эпоха – это торжество, прямо-таки вакханалия прагматизма. Страна оказалась заложницей прагматичных решений во всех сферах. Прагматика в данном случае вылилась в масштабную редукцию. Чем проще, тем надежнее. Хорошо только то, что управляемо.
 
Дума – полторы партии плюс декоративные завитушки. Выборы – предсказуемая победа нужных кандидатов. Экономика – чего уж проще: нефть и газ. И т.д. и т.п. Конечно, упрощенной жизнью проще управлять. Но где у нее потенциал для развития? Вот возьмите хотя бы воду – источник жизни на Земле. Это же соединение двух химических элементов. А вкусная вода – это еще куча всяких минеральных добавок.
 
Что касается власти, то она начала выстраиваться не как баланс динамических сил, а как прочная конструкция из железа и бетона. Чем крепче – тем долговечнее. Но любой инженер скажет, что надежно вовсе не там, где больше всего железобетона. Надежно там, где применяются принципиально иные конструктивные решения (например, в сейсмических зонах, где конструкции проходят максимальные испытания на прочность).
 
Однако у власти не оказалось людей с инженерным образованием. У всех сплошь иная профориентация…
 
Возможно, я чего-то напутал про поворотный момент и предвестие катастрофы, но сказал именно то, что хотел.

 

 

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?