Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

Опыт показал: государство самоедское разрушает общество, подминая его под себя, разрушаясь в конечном счете и само.
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Как регулировать право на аборт?

 

 

На акции протеста против абортов (Фото: ИТАР-ТАСС)

 

Елена Гапова: Внесенный недавно в Госдуму законопроект об ограничении абортов лукаво озаглавлен «О защите прав ребенка». В нем, правда, совершается подлог и эмбрион или плод считают ребенком. Очевидно, это сделано для того, чтобы в пояснительной записке можно было апеллировать к нравственности: 

 

"Одной из причин складывающейся ситуации является несовершенство российского законодательства, его несоответствие российским традициям. Российское законодательство в сфере регулирования производства абортов исходит из принципа свободы репродуктивного выбора и охраны репродуктивного здоровья матери. Такой подход, основанный на свободе репродуктивного выбора, противоречит традиционным христианским ценностям, ведет к духовно-нравственной деградации россиян".
 
Итак, некие государственные люди озаботились нравственностью вверенного народа, т.е. вознамерились осуществить над ним идеологический контроль. Почему они полагают, что именно их понимание нравственности «правильное»? Потому что обладают властью? В истории подобное уже бывало, и некоторые народы, обжегшись, включили в свои конституции статьи, запрещающие правительству диктовать обществу свое видение «нравственности».
 
Но перейдем к цели инициативы, которая предполагает повысить рождаемость, ограничив доступность абортов, т.е. реализовать принцип «она не хочет , а мы заставим». В таком случае почему бы не идти до конца. Например, можно приковать «преступную мать» на 9 месяцев к ножке кровати, чтобы ничего с собой не сделала, и кормить витаминами. Правда, остаются два вопроса. Первый – как заставить человека делать то, что почему-либо душа не принимает. Просто Оруэлл какой-то. И второй:  как быть дальше? Родительство – это социальное, ответственное решение, которое изменяет последующую жизнь кардинально и навсегда, и если человек к этой роли не готов - как его заставить? Хорошо бы, чтобы таких ситуаций не было, но это «не всегда получается» и часто зависит от статуса женщины в сложившихся отношениях. По крайней надо учить ответственному отношению к контрацепции, причем мужчин в не меньшей степени, чем женщин.
 
Законопроект предусматривает получение женщинами письменного согласия мужей на проведение аборта. Вот тут следует разобраться. Современное государство обладает некоторым контролем над нашими телами и судьбами: оно призывает в армию и отправляет на войну, делает прививки, чтобы предотвратить эпидемии и т.д. Граждане не всегда согласны с действиями государства - дискуссии о вреде прививок возникают регулярно -  но в целом все понимают, что оно исходит, по крайней мере теоретически, из принципа «наибольшего блага». Но в данном случае речь идет не о власти института, а о наделении отдельных мужчин правом контроля над индивидуальными женщинами, т.е. одних людей над другими. И как в 21-м веке эти неравноправные люди будут выстраивать друг с другом отношения, жить вместе, доверять? На уровне политическом принятие такого закон требует изменения Конституции. В ней должно быть написано, что граждане Российской Федерации не равны и делятся на две категории. Одна – полные граждане; вторая – неполные, зависимые от первой, неавтономные. Хочет ли этого Россия?
 
И самое важное: запрет абортов не дает прироста населения, он дает развитие практик обхождения закона. Что же касается увеличение рождаемости в развитых странах, то согласно исследованию, опубликованному недавно в  Journal of Economic Perspectives, она выше там, где мужчины принимают больше участия в выполнении домашних обязанностей. Иначе говоря, где появление детей не означает для женщины «конец всего остального».
 
Право на аборт – это не «понуждение» к нему: женщины хотят желанных детей в желанное время. Право на аборт означает, что в некоторых ситуациях у людей должно быть право выбора, как им проживать свою жизнь. Поэтому аборт должен быть легальным, безопасным и очень редким.
 
    Анатолий Вишневский
социолог, деомограф, директор Института демографии НИУ ВШЭ

ХХ век в европейских странах ознаменовался широким признанием принципа свободы репродуктивного выбора женщины и супружеской пары, хотя этот принцип и противоречил традиционным средневековым ценностям европейских народов. Но эти ценности ушли в прошлое вместе со средневековьем. Поборники «нового средневековья» ХХ века, такие как Сталин, Гитлер, Чаушеску, пытались повернуть вспять и это колесо истории, чем кончилось - известно. Обидно думать, что в России есть желающие предпринять еще одну такую попытку.
 
Парламентарии, протестующие против свободы репродуктивного выбора, демонстрируют худшие черты нашей политической культуры, основанной на тотальном недоверии к свободному выбору граждан вообще. Но если говорить о конкретных авторах законопроекта, то приходится дополнительно сказать об их личном дремучем невежестве, полном незнании сути вопроса, который они пытаются разрешить законодательными средствами. У аборта нет сторонников, но давно известен и использован в большинстве европейских стран путь, ведущий к резкому сокращению числа абортов. В Европе или в Северной Америке их мало, они оттеснены на обочину контрацепцией, а этот путь не предполагает вмешательства полиции. (В Румынии при Чаушеску существовала «гинекологическая полиция», женщин на предприятиях подвергали медицинскому осмотру, чтобы заблаговременно обнаружить беременность и не дать ускользнуть. То-то была бы радость для наших Кабаних! Тут и захочешь духовно-нравственно деградировать, а не сможешь).
 
Советский Наркомздрав, несмотря на все переименования, делал все возможное, чтобы подведомственный ему народ держался подальше от этого подозрительного европейского пути, и добился того, что число абортов в России поднялось до невиданного уровня - на исходе советского времени делалось больше 200 абортов на 100 родов. (Во Франции в 1990 году – 26, в Финляндии – 19, в Голландии – 9). Но два постсоветских десятилетия ознаменовались быстрым снижением числа абортов, в 1990 году было сделано 204 аборта на 100 родов, в 2009 году – 73, почти втрое меньше. Что же, и дальше колесо истории будет крутиться в этом же направлении без вмешательства думских доброжелателей? Что у них нет палок, чтобы вставлять в это колесо?
 
Полностью противореча здравому смыслу, думский законопроект становится еще и серьезным вызовом Русской православной церкви. Ведь авторы законопроекта ссылаются на христианские ценности. Исповедующая эти ценности РПЦ – противник абортов, это – понятная позиция, которая не может вызывать критики ни с чьей стороны. Как я сказал, у аборта нет сторонников, и если православные христиане воспримут позицию церкви, то это можно будет только приветствовать. Но авторитет церкви вырастет лишь в том случае, если истинно верующие люди будут избегать аборта в условиях свободы репродуктивного выбора. В противном случае, на первое место выйдет авторитет полиции. Поддержав отказ от свободы репродуктивного выбора, РПЦ, вольно или невольно, распишется в своей неуверенности в том, что она может вести душеспасительный диалог со своей паствой, минуя полицейский участок.
 
Духовно-нравственное здоровье, конечно, важная вещь, но оно – или его отсутствие – проявляется не только в интимной жизни людей, на которую всегда интересно посмотреть через замочную скважину, пусть и с помощью «гинекологической полиции». Его может сильно не хватать, скажем, и в профессиональной деятельности - и политикам, и депутатам, да и что греха таить, от этого застрахован не всякий служитель церкви.
 
Хочется все же надеяться, что духовно-нравственная деградация, которой так опасаются авторы законопроекта, охватила еще не всех россиян. Хочется думать, что у возможных участников обсуждения вопроса о свободе репродуктивного выбора достанет здравого смысла, чтобы по заслугам оценить нелепую затею людей, видимо, больше всего озабоченных перспективами своего будущего депутатства, понять ее надуманность и бесперспективность. Даже если предположить, что соответствующий закон будет принят, его вскорости придется отменять, это как пить дать! Он – из другой эпохи. Но за время его действия будет искалечена не одна женская судьба, что едва ли может быть оправдано тем, что г-жу Мигулину еще раз изберут в Государственную думу Российской Федерации.

 
    Ольга Бредникова
социолог, сотрудник Центра независимых социологических исследований

Предлагаемый  законопроект по своей сути настолько дискриминационен, недальновиден и нелеп практически по каждому его «ноу хау», что и критиковать-то его даже не то чтобы не интересно, но как-то не хочется… Хотя здесь, безусловно, открываются просторы и для юристов, и для социальных исследователей, и для правозащитников. В данном случае меня изумляет какая-то невозможная редукция государственных функций. Какую цель преследует законопроект? Для чего, в итоге, государственные мужи хотят сократить количество абортов? Для повышения рождаемости и ответственного родительства? Таки сильно вряд ли. Ибо не нужно быть человеком государственного ума, чтобы смело спрогнозировать рост нелегальных абортов и снижение родительской ответственности в отношении «ненужных детей». Законопроект -  это проявление заботы о женском здоровье? А какая, извините, забота, когда сама процедура, по предложению законотворцев, должна откладываться  на более поздние сроки, и когда на женщину оказывают психологическое давление и пр.?! В итоге, основной целью государства оказывается исключительно проблема нравственности… 
 
В качестве же основной проблемы законопроекта я обозначила для себя фактическое исчезновение субъектности женщины. Женщина теряет свою субъектность, ибо ее права менее важны по сравнению с правами зародыша/эмбриона/еще неявленного, но уже, согласно законопроекту, вполне себе гражданина РФ, имеющего свои права (кстати, здесь ооочень хочется продемонстрировать нелепость идеи, доведя ее до «логического конца» - давайте же, наконец, признаем, что миллионы сперматозоидов, ежедневно утекающих в водосток душа, есть геноцид российского народа!).  Женщина теряет свою субъектность, лишившись права распоряжаться своим телом и своей жизнью, ибо в случае деторождения  это право делегируется семье (в данном случае – мужу и родителям). Оптика государства оказывается исключительно оптикой патриархата с его мужским и возрастным доминированием.
 
И к главной теме - как же все-таки решать проблему абортов? В признании женской субъектности, на мой взгляд, как раз и кроется решение. Было бы правильнее и многократно эффективнее формулировать проблему иначе - как возможно облегчить бремя абортов для женщин? Подобная оптика представляется мне наиболее конструктивной и реальной. 

    Гульнара Ибраева
доцент факультета социологии Американского университета в Центральной Азии

Право на аборты и планирование семьи и – шире - репродуктивные права женщин в целом, становятся ключевыми вопросами не просто нравственности, но нациостроительства в Кыргызстане.
 
В 2004 году перед стенами министерства образования КР состоялось невероятное событие – несанкционированный властями митинг и публичное сжигание учебника «Здоровый образ жизни», в котором две главы были посвящены половому воспитанию школьников 7-11 классов.  Митингующие,  состоявшие по сообщениям СМИ из студентов теологических факультетов ВУЗов и членов «народно-патриотического движения»,  озвучили главную претензию к руководителям образования: половое обучение детей – суть растление и пропаганда гомосексуализма и проституции, в которых заинтересованы «еврейские» шпионы*.
 
В 2007 году Т.Бакир уулу,  занимавший должность омбудсмена КР, выступил с инициативой … криминализации абортов. Попытка запрета абортов была «отбита» медицинской общественностью, правозащитниками и женским движением страны.
 
Несмотря на неудачу, консерваторы разного калибра не прекращают своих попыток, объявляя движение за право на аборты почти что враждебным «национальным интересам», «патриотическому духу кыргызов», разоблачая истинную цель движения -  «привести кыргызский народ к вымиранию, духовной деградации» и пр. 
 
Вместе с тем ситуация в области репродуктивных прав женщин в стране с каждым годом становится хуже. По сообщениям ОО «Альянс по репродуктивному здоровью» каждая третья беременность в Кыргызстане является незапланированной.  Смертность от легальных абортов составляет 9% на 100 тысяч родов.  Все значимее доля абортов по медицинским показаниям.  Анемичные, с заболеваниями эндокринной системы женщины, проживающие в условиях бедности, не планируют семью, а рожают, поскольку общество настаивает, что это и есть ее призвание и предназначение. Исследование по вопросам родовспоможения, проведенное «Альянсом по репродуктивному здоровью» вынесло вердикт: «родильные учреждения в Центральной Азии предоставляют услуги родовспоможения с риском для жизни и здоровья матери и ребенка в связи с тем, что персонал родильных домов не обладает необходимой профессиональной компетенцией, проявляет равнодушие, не чувствует ответственности за последствия здоровья женщины и новорожденного. Согласно мульти индикаторному кластерному исследованию в Кыргызстане в 2006 году, уровень материнской смертности был равен 106 на 100 000 живорожденных, и только 40 % родов прошли без осложнений»**.   
 
Не так давно я проводила семинаре по гендерным вопросам для государственных служащих.  Мужская группа управленцев, получив статистическую информацию о состоянии в области материнской, младенческой смертности, ситуации в области репродуктивного здоровья женщин, искренне заявила, что если они были бы женщинами, то ни за что не стали бы рожать. Это не просто не рационально, но и граничит с безумной игрой в русскую рулетку – так оценили риски материнства мужчины.
 
Понятно, что политикам, использующим  националистическую, консерваторскую карту не хочется думать о небезопасности материнства, не хочется думать, что каждый случай «природного долга» женщины может оказаться концом ее собственной жизни. Гораздо легче, чем строить безопасное и желанное материнство, производить насилие над женским правом, женским телом,   рассуждая при этом в терминах национальных интересов и их врагов, растлителей и подстрекателей.
 
* Учебник вышел под общей редакцией Б.Шапиро, руководителя национального центра «АнтиСПИД».
 

    Николай Еремин
социальный работник, один из основателей "Папа-школа.ру"

Я думаю, что попытка принять закон об ограничении права на аборт давно ожидалась и дело не в охране репродуктивного здоровья матери. И власть и законодателей и религиозно-политизированные группы раздражает не практика абортов, а их количество. 
 
Представителям власти все труднее утверждать, что у нас социальное государство, когда семьи отказываются заводить детей,  и мы знаем, сколько детей не родилось не только по всей стране, но и в каждом регионе. Интересно, а какой регион у нас лидер по числу абортов, самый богатый или самый бедный? 
 
По подсчетам лидеров религиозных организаций, как минимум 90% россиян принадлежат к какой-либо конфессии. Если же исходить из статистики абортов, то получается, что большинство абортов сделали женщины верующие. Или мы все же лукавим с числом прихожан?  
 
И я бы не забывал о влиянии медицинского лобби. Живые деньги уходят мимо. Беременность не отложишь на потом, а когда  что-либо касается нашего здоровья, мы всегда платим. Будущая схема действий проста и понятна. Для тех, кто победнее: тест-полоска – таблетки через интернет. Для богатых: частная клиника, медицинский тур к соседям. В религиозной Польше вообще практикуют плавучие абортарии, стоящие в нейтральных водах вдоль побережья страны, кстати, не самая привлекательная достопримечательность страны. И везде живые деньги, чаще из рук в руки.
 
Так что это не первая и не последняя попытка и забота о женщине и детях будет отнюдь не главной целью.

 
 
 Елена Гапова: Как стало известно, законопроект, ставший центром этого обсуждения, отозван. По сообщению Федерального информационного портала REGIONS.RU/«НОВОСТИ ФЕДЕРАЦИИ»«Думский комитет по вопросам охраны здоровья заблокировал практически все законодательные поправки, направленные на ограничение абортов.» Нельзя сказать однозначно, чьи именно голоса были услышаны: очеивдно, сложился «кумулятивный эффект». Кажется, впервые получилась такая массированная кампания: с критикой законпроекта выступили эксперты, проводились активистские пикеты, шли обсуждения в сети. Формирование гражданской солидарности по проблеме репродуктивного выбора - это хорошие новости.
 
С другой стороны, очеивдно, что ограничительные попытки будут продолжаться. Тот же портал сообщает о новых инициативах РПЦ :
 
"о.Димитрий предложил следующее: добиваться, чтобы разработанные поправки, направленные на защиту жизни и сокращение абортов, были оформлены как самостоятельный законопроект и в этом качестве внесены в Госдуму. Он считает также необходимым подключить к этой проблеме широкие слои населения – через интернет-голосования, флэш-мобы, публичные акции по поддержке беременных женщин и т.д. «Если будет много публичных акций, властям, чтобы не создавать революционную ситуацию, проще будет принять меры по защите нерожденных детей», - сказал священник". 
 
Очевидно, в этой ситуации выход может быть только один: продолжать выступать и отстаивать свою точку зрения, объединять действия экспертов, активистов, политиков и всех тех, кому не безразлично собственное будущее.
 

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?