Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

Даже мои политические противники, убежденные, что я веду страну по гибельному курсу, не подозревали меня в намерении запустить руку в государственный карман.
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Страсбург – Москва: кто кого научит применять право?

Андрей Колесников: История с внесением «торшинских» поправок в законодательство, позволяющих Конституционному суду РФ решать, какие вердикты Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ, он же – Страсбургский суд) «чистые», а какие «нечистые», спровоцировала скандал. Благодаря этому скандалу, который мог сильно напрячь отношения России с Европой, и даже вызвал у наивных европейцев вопрос, уж не решила ли Российская Федерация выйти из Совета Европы, утверждение законопроекта Думой отложено на осеннюю сессию.

Не исключено, что после каникул к этой теме возвращаться уже не будут. Одно дело доктринальные рассуждения Валерия Зорькина о том, что ЕСПЧ нередко вторгается в национальное право, а совсем другое дело – придание доктрине, очень и очень спорной, законодательного статуса. Такие фортеля могут поставить на грань развала любую программу типа «Партнерства во имя модернизации» или планы по облегчению визового режима со странами ЕС.

Это в прагматическом, внешнеполитическом плане. А с точки зрения ценностей и, если угодно, идеологии, реализация такой задумки может поставить Россию на одну доску со странами-изгоями.
 
Глупо было бы думать, что вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин, вот так вот ни с того, ни с сего, наслушавшись Зорькина, вдруг решил: «Дай-ка я законопроектик составлю – что они себе позволяют, супостаты, в самом-то деле?!» Инициатива явно согласована в верхах. Только вот последствия ее реализации, как всегда не просчитаны.
 
Другой сценарий – законопроект примут по внутриполитическим причинам, предварительно смягчив. А нормы станут «спящими», о них не станут вспоминать, ибо их практическое применение невозможно из соображений даже дипломатического этикета.
 
Тем не менее, на эту тему возможен и профессиональный разговор. Действительно ли можно говорить о том, что национальное право, даже если нельзя, но очень хочется, то можно, способно в трудные для родины минуты игнорировать международное право? Или все-таки сюжет однозначен – «торшинские» поправки не выдерживают критики не только с идеологических либеральных позиций, но и с точки зрения права?
 
    Елена Лукьянова
юрист, политик, член Общественной палаты

Наполеон писал: «Сначала я завоюю Бельгию, а потом найму роту юристов, которые меня оправдают». Торшинские поправки того же свойства. Это явно ущербное изделие наемных околоправовых оправдателей. Лучше уж тогда сразу денонсировать Европейскую Конвенцию и выйти из-под юрисдикции ЕСПЧ. С точки зрения права эти поправки просто позорище. Я это самое позорище разобрала буквально «по костям» еще в декабре прошлого года после двух зорькинских выступлений. Поэтому повторяться не буду. Да и объем колонки не позволит привести всех аргументов. Кому интересно – можете посмотреть на сайте журнала «Форбс» статью «Валерий Зорькин между конституцией и севрюжиной с хреном. Эволюция председателя Конституционного суда по Салтыкову-Щедрину». Там есть развернутый ответ на вопрос Андрея о том, что делать, когда «нельзя, но очень хочется».
 
По-моему, действующие формулировки наших кодексов по вопросу об установленных ЕСПЧ нарушениях как новых обстоятельствах, являющихся основанием для пересмотра дел, вполне разумны, точны, полностью соответствуют международным обязательствам России, взятыми ей на себя в 1998 году. Эти нормы не нуждаются ни в каких дополнительных процедурах.
 
В отличие от наших парламентариев и иных тайных инициаторов, ежели таковые имеются, которым явно требуется серьезное повышение квалификации.

 
    Анна Ставицкая
адвокат

Узнав об инициативе Торшина, я ушам своим не поверила, решила, что не так расслышала или, пардон, журналисты что-то напутали, так как, с юридической точки зрения такого просто не может быть, потому что такого не может быть никогда.
 
Но нет, отказывается ни я, ни журналисты ничего не напутали,  это «сильные мира сего» опять призадумались о том, как лучше народу в стране российской жить и через уста и.о. председателя Совета Федерации Александра Торшина выдали законопроект, от которого содрогнулось все мыслящее юридическое сообщество.
 
Когда юристы начинают рассуждать на свои профессиональные темы, звучит довольно нудно. Но для того, чтобы показать, насколько законопроект Торшина далек от того, что вкладывается в понятие Закон, мне просто необходимо немного понудеть, ссылаясь на различные нормы. 
 
Для уясения ситуации для начала надо открыть статью 27 Венской Конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, которую Россия ратифицировала еще в 1986 года, а значит, обязана исполнять. Итак, в статье 27 Венской Конвенции черным по белому указано, что участник Конвенции не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им международного договора. 
 
Это означает только одно - так как Россия признала обязательность выполнения такого международного договора  как  Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, то ни Конституционный суд РФ, ни какой-либо другой суд РФ не может устанавливать несоответствие решения ЕСПЧ нормам российского права и на этом основании приходить к выводу о невозможности исполнения такого решения.
 
Идем дальше, ч. 4 ст. 15 Конституции РФ прямо говорит о том, что: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора».
 
Таким образом, ратифицировав в 1989 году Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия признала приоритет Конвенции над нормами внутреннего законодательства.
 
Более того, ст. 46-я Европейской Конвенции налагает на государство-участника обязанность  исполнять постановления ЕСПЧ, которые являются составной частью Конвенции: «Высокие договаривающиеся стороны обязуются исполнять окончательные постановления суда по делам, в которых они являются сторонами».
 
Все приведенные выше нормы не только не позволяют, но и однозначно запрещают не исполнять решения Европейского Суда, в том числе и касающиеся законов РФ. Неисполнение решений ЕСПЧ является нарушением не только Европейской Конвенции, но и Конституции РФ, которая провозглашает приоритет международного договора над нормами российского закона.
 
Поэтому, в случае принятия решения Европейским Судом приоритет имеет именно решение Европейского Суда, даже если оно вступает в противоречие с постановлением Конституционного Суда РФ. 
 
Россию никто не заставлял вступать в Совет Европы и ратифицировать Конвенцию. Наоборот, Россия сама стремилась попасть в этот привелигированный клуб, так как это поднимает престиж страны. Но участие в таком клубе предоставляет не только возможности, но и налагает определенные обязательства, которые надо исполнять, а не придумывать бредовые инициативы о том, как бы обойти те положения, которые уж очень напрягают.
 
Неисполнение решений ЕСПЧ не выгодно ни для государства в целом, ни для граждан России, в частности. Законопроект Торшина, если он станет законом,  повлияет на престиж России, так как повлечет за собой вынесение новых решений в отношении России но, уже в связи с невыполнением решений ЕСПЧ.  Также это опасно для граждан России, так как через какое-то время Совету Европы надоест неисполнение  Россией решения ЕСПЧ,  что приведет к принятию кардинальных мер в отношении России, в частности, исключение России из Совета Европы. Это в свою очередь будет означать, что россияне полностью лишатся возможности обращаться за защитой в Европейский Суд. 

 
    Леонид Никитинский
журналист, президент Гильдии судебных репортеров

Фиксируя нарушения прав человека (точнее - Конвенции о них), ЕСПЧ действует как бы "поверх" законов и в достаточно редких случаях указывает на те опасные места в национальных законах, которые могут породить подобные же нарушения в дальнейшем. Поэтому в инициативе Торшина вообще мало даже и самого циничного смысла, если только не вооружить Конституционный Суд правом "обнулять" решения ЕСПЧ до парламентских и президентских выборов (тут это могло бы пригодиться, но время уходит, а с ним и смысл). Юридически тут трудно что-либо комментировать. Я думаю, что Торшин просто выпендрился перед одной из "кремлевских башен", надеясь занять пост спикера Совета Федерации. Как только стало ясно, что это ему не светит, интерес к "инициативе" потерял и комитет Госдумы, который сгоряча, было, ее поддержал.

 
 
Опубликовано: 12.07.2011
Фото: ИТАР-ТАСС

 

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?