Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

Опыт показал: государство самоедское разрушает общество, подминая его под себя, разрушаясь в конечном счете и само.
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Почему Россия не Норвегия?

Дмитрий Орешкин: Фашизм - торжествующая посредственность. Ну, что такое этот стрелок из Норвегии? Провинциальный чижик, страдающий от избытка амбиций при остром дефиците интеллектуальной амуниции. Глубоко закомплексованный сверхчеловек,  недоношенная Белокурая Бестия. Годами укреплял дух и руку, упражняясь в тире и сочиняя занудные тексты для еще более неудачливых юношей из европейских предместий.
 
Которым тоже страх как хочется воспарить из подворотни. 
 
Зачем? Чтобы спасти Великую Европу. Каким образом? Через убийство сограждан, которые не разделяют его веры. Не хотят, сволочи, спасать  Великую Европу. Следовательно, способствуют ее закату. Который (если считать только от Шпенглера), благополучно продолжается уже более ста лет. На самом-то деле дольше - ведь есть мыслители, которые ведут отсчет от промышленной революции, от Возрождения, или - чего уж там! - прямиком от Рима и Древней Греции. Так гниет себе и гниет - в том числе в рамках бессмертного учения об общем  кризисе капитализма. 
 
Конечно, это никуда не годится. Невыносимо такое жалкое прозябание, когда лучшим людям с мощным духом и твердой рукой филистеры и обыватели не позволяют воспарить… А ведь так  хочется! Возвыситься над 95% мещан, которые, конечно, до 2085 г.  не поймут и не оценят его подвига… (Цифра в 95% - его собственная оценка).
 
С данным персонажем все ясно: у нас на любом провинциальном рынке таких суперменов вроде Максима Калашникова (имя - пулемет, фамилия - автомат; по настоящему-то  он что-то вроде Овчаренко с Одессы, точно не помню - но над скромной папиной фамилией тоже решил воспарить) идут по паре за доллар. Да еще арматурка в придачу. Не о них речь.
 
Речь об обществе. В здоровых социальных средах подобная публика давит себе прыщи и сублимирует комплексы на футбольных стадионах, а вот в средах с пониженным социальным иммунитетом -  срывается с резьбы и порой торжествует. Тогда беда и стране, где к власти прорвался подобный Пулемет Автоматович Боекомплектов, и ее соседям тоже. Истекут кровью и гноем на путях борьбы за Светлое Будущее. Надорвутся, неустанно укрепляя единство, дух и руку. 
 
Норвежское государство и норвежское общество поступили исключительно грамотно, лишив своего сельского пассионария главной цацки: трибуны, на которой он мечтал покрасоваться.  Умом ли они это поняли, или почуяли здоровым социальным инстинктом - но решение было принято беспощадно точное: суд сделать закрытым; начинать не ранее чем через полгода. До той поры пусть проходит психиатрические экспертизы, дрочит в уголке  и пишет пламенные тезисы речей, которые уже никому, кроме специалистов по девиантному поведению, не будут интересны. Как у нас некий могучий духом г-н Тихонов, который тоже любил на досуге пострелять по неправильным согражданам.
 
Однако давно ли в Германии - между прочим, весьма культурной стране - некий деятель с примерно аналогичным культурным багажом и уровнем амбиций (посредственный художник-недоучка) был воспринят на ура и даже стал фюрером нации. Да и у нас в России неудачливый симбирский  юрист Ульянов, благополучно заваливший все свои судебные процессы, амбициозный сынок хлеботорговца из Яновки Бронштейн и недоучившийся семинарист Джугашвили из Гори тоже всем дали прикурить на три поколения вперед.
Кстати, почему эта публика так падка на звонко-дешевые псевдонимы? Необходимая деталь дресс-кода воспаряющей посредственности. 
 
И все-таки, почему одна социальная среда позволяет, а другая нет? Понятно, есть материальные предпосылки: экономические (о них, благодаря марксизму, сказано даже больше, чем они заслуживают); демографические (избыток горючего материала в виде неквалифицированной молодежи, к тому же переживающей шок от переезда из провинции в город - об этом сказано недостаточно); коммуникационные (появление новых носителей информации, способных продвигать идеологию в социальные низы, прежде недоступные). 
 
Но есть еще одна, самая важная составляющая. У нас в стране победившего материализма она систематически недооценивается.  А именно  культура. Та самая, старая, местами даже патриархально-религиозная. При встрече с которой в Германии хватались за пистолет. А у нас предлагали отряхнуть ее прах перед входом в светлое будущее. Что, кстати, проделал и норвежский викинг,  стряхивая своих жертв под громкий саунд-трек из «Властелина Колец». 
 
Важно, что это его личная проблема. Социум же, ни секунды не колеблясь, естественным нравственным чутьем уловил не только ужас и мерзость, но и дешевую пошлость происходящего. Паренек хотел устроить языческое шоу с кровищей и прославиться. Во славу грядущих веков. Но аудитория шоу освистала. 
 
Чтобы подобные выкрутасы работали, у общества должно быть накрепко отбиты навыки нормального человеческого общения и этические ориентиры. Такое бывает после тяжелых социальных  стрессов почти со всеми. Тут надо не ругать, а лечить.
 
Егор Гайдар не раз говорил о сходстве социально-культурной ситуации в постсоветской России с веймарской Германией перед Гитлером. Там был тяжкий стресс от поражения в Первой мировой войне, унизительного Версальского мира и распада империи Габсбургов. В современной России не мене тяжкий стресс от коллапса социалистической экономики, коммунистической империи и поражения в холодной войне. 
 
Норвегия подобных стрессов не переживала. Поэтому, в частности, там крайний нацизм и стрельба по людям - удел  взбесившихся маргиналов, а у нас - солидная часть политического мейнстрима. Которая позволяет мобилизовать электорат, наживать социальный капитал и продвигаться к власти весьма  посредственным персонажам. Но ведь помогает же! Значит, шоу  must go on.
 
Прямо как в Германии 20-х. 

 

    Алексей Левинсон
руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Массовое убийство, потрясшее мир, на мой взгляд, выделяется разве что количеством жертв и общественным резонансом, который оно вызвало. Само действие убийцы заурядно, как заурядна его персона, что отмечает Дм.Орешкин. Не один раз приходилось узнавать о том, как некий человек вдруг лишил жизни нескольких таких же, как он, только безоружных, его не знавших, словом, обычных людей. В культурах нескольких обществ имеется ниша для такого рода поступка. Культура создает для него возможность, а дальше – дело за индивидуальным психическим расстройством, стечением обстоятельств и прочими случайными факторами. Событие оставалось бы в рамках культурной и индивидуальной патологии, если бы не два обстоятельства, которые, безусловно, имеют социальный характер. Одно – это мотивы, которыми убийца объясняет себе и другим свой поступок, второе – общественная реакция на события. Психическая патология чаще всего связана с тем, что  наиболее актуально в текущей общественно-политической ситуации. Культура таким страшным способом «метит» самые важные узлы напряжения. То, что заявил о своих мотивах убийца, надо воспринимать, и многими воспринято именно как указания на самую больную проблему в нашем полушарии. Повторим, реальные причины поступка надлежит выяснять средствами психиатрии, а заявляемые мотивы – это по ведомству общества и наук об обществе. Недаром всколыхнулся русский Интернет и совсем недаром он, оставив в стороне вопрос о том, что борец против засилья приезжих мусульман убивал не их, а местных христиан, пустился обсуждать больную для него тему этого «засилья» у нас.  Недаром в Интернете сравнивают этот акт с 11 сентября, недаром Дм. Орешкину увиделось сходство между этим убийцей и Лениным – Троцким – Сталиным.
 
Европейское общество устами нескольких своих главных политиков призналось, что не знает, как справиться с проблемами, которые ставит наплыв мигрантов из бывших европейских колоний. В российском же обществе все делают вид, что знают, как справиться с наплывом мигрантов из бывших российских и советских колоний. Одни знающие (немногие) полагают, что к мигрантам надо просто отнестись по-человечески, соблюдать их права и свободы, и все будет хорошо. Другие полагают, что всех мигрантов надо просто уничтожить (жесткий вариант) или выставить из России (мягкий), и более никогда не пускать, и тогда тоже все будет хорошо. Есть и те, кто думает, что надо, заставить мигрантов уважать наши обычаи и правила, и вот тогда будет хорошо. Однако, все в глубине души понимают, что хорошо не будет. Не одно и не два поколения  в Европе и в нашей стране проживут в ситуации острой конфронтации с людьми, пришедшими из мира и принесшими с собой мир, который устроен на совершенно иных основаниях, нежели культура Европы. То, что происходит пока – лишь начало процесса. Эти люди будут появляться нарастающим потоком, их будет очень много.  А европейцев, русских больше не станет. Станет меньше - и абсолютно и относительно.
 
У Европы, у России есть единственная возможность сохраниться, которая заключается в том, чтобы сохранить свою культуру, думая о ней, а не о цвете своих глаз, волос и кожи. Ту культуру, которой живет весь современный мир, которая одна только и смогла породить современную науку, технологию, промышленность, распространившиеся на весь мир из этого единственного источника. Культуру,  в рамках которой сложились нормы интернационализма, толерантности, мультикультурализма. Отказываться от этих норм,  начиная безнадежную войну с надвигающимся Востоком, как отказываются от них фундаменталисты в Европе и у нас  – это и значит капитулировать перед Востоком еще раньше, чем его реальное наступление началось. И белокожий убийца, и те, кто ему сочувствуют, его нахваливают в Европе и у нас, первыми предают историческое дело Европы, европейского сознания в его схватке с тем, что ему чуждо.

 
    Даниил Дондурей
культуролог, главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ

Мне кажется, что Дмитрий Орешкин чуть ли не впервые заговорил о самой важной проблеме, связанной не только со страшным терактом в Норвегии, но и касающейся всей нашей жизни.  Трагедия России заключается в том, что произошла неосознанная, непреодоленная, неспроеткировання, неперепроектированная культурная драма, и здесь Дмитрий не случайно ссылается на книги Егора Гайдара о крахе империи.
 
Мы не осознали все последствия коллапса российской социалистической российской системы жизни. Ни власть, ни элиты не произвели демонтаж старой системы - ведь перед тем, как строить новое здание проводят демонтаж того, что раньше было на его месте. Деконструкции социалистической системы жизни не произошло. Она была сломана, но никто осознанно ее не разбирал. Из социалистического проекта не вытащили культурный стержень — то есть систему представлений людей, их ценности, моральные нормы, модели поведения, мифы, герои и тд. Все, что относится к культуре, не вынули а поломали. В результате этого власть и элиты стали замораживать руины и в головах десятков миллионов людей остались кучи мусора. 
 
Я могу назвать 5 следствий этой драмы:
 
1. Мировоззренческий коллапс. До 80% населения не живут в 2011 году, в настоящем времени. Люди живут кто где, кто когда — кто при Сталине, кто при Брежневе, кто при Ельцине.
2. Колоссальное разрушение морали. Эта разрушение сомастшабно тому, что было в 1920-е годы после октябрьского переворота. Люди не знают, что хорошо и что плохо, что зло и что добро, не знают, как себя вести. Я только что прочитал о том, что в Комсомольске-на Амуре поджигают детей. Такого беспредела не было со времен гражданской войны.
3. Психологический болезни. Россия - чемпион мира по подростковым убийствам, по употреблению героину, по разводам, по детям вне брака — но самый главный стержень этой системы- беспрецедентный уровень недоверия ко всем социальным институтам. Люди живут в ощущении беспросветности, в ожидании зла. А телевидение только зарабатывает на движении к катастрофе. 
4. Отсутствие позитивных моделей. Люди не получают из культуры позитивной подпитки и им неоткуда усвоить модели правильного поведения, норм, ценностей. 
5. Разрушение социальной кооперации. В России растет нация пофигистов — никого не волнует, пять детей замочат или пятьдесят. Новые интернет-технологии породили новое сетевое-сознание, для которого любая плохая новость вытесняет другую уже на следующие сутки.
 
Одним словом, произошло умножение психологического нездоровья. Вот о чем в двух абзацах сказал Орешкин. Стоит ли за этим культура? Да, конечно — и ничего кроме нее. Она стоит за всем — не только за нашей неготовность к теракту, но и за плохой экономикой, за тем, что восточнее Риги нет ни одной русской кастрюли, за желанием молодежи иммигрировать, за разрешением себе бить детей и женщин.
 
Может быть, это прозвучит резко, но я не буду за эту резкость извиняться: я считаю, что основная ответственность сегодня лежит на российских макроэкономистах. Российская ментальность и культура устроена так, что роль главного демиурга отводится власти, а испугать власть может не искусство, не гражданское общество, не политические институты, которых нет, а только одна сила — макроэкономисты. Только они еще имеют возможность страшно перепугать полюбившую деньги политическую власть. Только они могут сказать: «Ребята, вы все разрушите, детей не вывезете, деньги потеряете». И я имею в виду, не Мау с Кузьминовым со Стратегией 2020 или Юргенса  с ИНСОРом, а именно сподвижников Гайдара. Они должны напрячь свои силы, чтобы не мило подстраиваясь под квази-либеральыне идеи, а просто сказать, что мы катимся в тартарары. Но сказать они это могут только если сами перепугаются. 
 
Ужас мой заключается в том, что они этим не озабочены.

 
 
    Елена Калужская
руководитель информационной службы Сахаровского центра, главный редактор проекта "Говорящие головы"

 Кулаки добра

Первой реакцией на сообщение о норвежском террористе, когда появилась новость о расстреле, но ещё не было информации о стрелявшем, был вопрос «а к норвежцам-то какие у них претензии?!» «У них» - это у исламистов, понятное дело. Что на этот раз «жестокое, но необходимое» совершил христианин, никто сходу не подумал, не так ли?
 
Между тем не сегодня стало ясно, что источником терроризма бывает не только исламский фундаментализм. В основе терроризма, как правило, лежит осознание «людьми с добрыми намерениями» себя, как безусловного носителя и деятельного защитника абсолютного «добра». Похоже, желание убивать у людей определённого типа формируется из давно описанного «знания как надо». Вот знает, например, человек, как надо жить, молиться, управлять страной, заниматься сексом, разговаривать, обращаться со своим здоровьем, и его раздражают все, кто делает это как-то иначе. И чем он сам старательнее делает «как надо», тем сильнее его бесят «неправильные» люди, которые запросто могли бы исправиться, но не хотят. Потому что одержимы злом. От этого «носители абсолютного добра» дико терзаются, и приходят к выводу, что спасти неправильных людей нельзя, а можно только спасти от них мир. И делают попытки, которые мы потом дружно обсуждаем.
 
Норвегия Норвегией, а в России «знание как надо» в последнее время приобретает впечатляющий размах: бабульки с хоругвями под дверью гей-клуба, полковник Квачков в придорожных кустах, юная Женя Хасис на Пречистенке, толпа гопников на Манежной, нашисты у подъезда Подрабинека, и Копцев в синагоге, и депутат Ройзман с наркоборцом Бычковым, практикующие «принудительное лечение наркоманов», и противники абортов депутат Мизулина с членом Совета Федерации Торшиным, и Джанет Абдурахманова, подорвавшая себя на станции метро «Парк культуры» – все они «защитники добра», между прочим. Все они не щадят сил, идут на риск, а то и на смерть – ради добра. Никто из них не сомневается в своей правоте. Это очень важно – не сомневаться.
 
Почему среди этих «знающих как надо» так много людей верующих? Потому что никто не избавляет от сомнений так эффективно, как духовные пастыри. Показательные в этом смысле вещи говорятся в видеороликах с речами известных исламских духовных лидеров, показательны и лжесвидетельства «православных» на процессе над организаторами выставки «Запретное искусство». Показательную историю рассказывает Ирина Карацуба, о том, как священник во время исповеди внезапно принялся оправдывать Сталина, и на её напоминание о заповеди «не убий», лишь ненадолго «завис», но бодро определил, что «это не главное».
 
Мусульмане утверждают, что ислам не призывает к насилию. Не возьмусь судить об этом, но вот о православии знаю, что оно не только насилие почитает за грех, но и осуждение, и гордыню – основные ингредиенты «знания как надо». Оно рекомендует (если говорить в общих чертах) бороться со злом внутри себя, а за других – молиться, потому что каждому из нас дано право на собственный выбор, и дано не нами, смертными. Но наша православная рыба гниёт откуда обычно, и представители РПЦ часто сами впадают в осуждение и гордыню покруче своей паствы. Они сами «знают как надо» и порой себя не вполне контролируют, и паству свою на «неправильных людей» натравливают, неосознанно освободив её «от химеры совести».
 
Всё это довольно грустно, особенно когда понимаешь, что происходит не только в непростых странах вроде Ирана и России, но и в приличных, вроде Норвегии. Вдвойне печально, что мир не знает средства улучшить ситуацию. Остаётся только помнить и рассказывать детям, что любое насилие – само по себе зло, а «добра с кулаками» не бывает. Простая, казалось бы, мысль, а непопулярная.

    Раиса Акифьева
социолог, научный сотрудник Центра молодежных исследований, НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург

Вопросы, на которые хочется найти ответы в первую очередь  - существует ли угроза повторения этих событий в Норвегии, России, в любом другом обществе, и как ее предотвратить? Ведь Брейвик, несмотря на всю закрытость процесса, уже получил известность не только благодаря совершенным убийствам, но и их мотивам. В глазах общественности он не просто неадекватный  преступник с психическими аномалиями, появление которого возможно в любой исторический период и в любой социальной среде, а сторонник ультраправых идей, националист, пытающийся противодействовать «исламской колонизации» Европейского Союза. Не стоит сводить феномен Брейвика к проблеме психопатической личности, страдающей комплексом неполноценности. Даже, если он окажется нездоровым маргиналом, действующим и разрабатывающим идеологию в одиночку, еще предстоит узнать, какое количество проживающих в разных странах мирах единомышленников сочувствуют его идеям или полностью их разделяют.
 
Причины популярности праворадикальных идей в Германии до и в течение Второй мировой войны, повлекшие за собой массовое уничтожение людей, рассматриваются в социальных науках с позиции различных подходов к проблеме, среди которых объяснения с помощью культуры или распространенного в обществе определенного типа личности, склонного к предрассудкам и жестокости, не находят на сегодняшний день большого количества сторонников. Убийства в Норвегии тому подтверждение – мотивы террориста очевидно нельзя объяснить культурной средой, которая способствовала их формированию. Не думаю, что уместно применять эту объяснительную схему и для описания реакции властей. От правящей элиты любого национального государства можно ожидать активного противостояния тем, от кого исходит угроза существующей власти. И пока сторонники правого экстремизма занимают периферийное положение на политической арене и участвует в политической борьбе, его проявления будут подавляться. Поэтому ультраправые идеи становятся более транснациональными, в том смысле, что рассчитаны на последователей в разных странах, которые могли бы объединиться для достижения общей идеи. В этом контексте террористический акт в Норвегии этому процессу содействует.

 
 

Голосование на Эхо Москвы

Фото: ИТАР-ТАСС
Опубликовано: 3 августа 2011

 

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?