Фонд Егора Гайдара

127055, г. Москва
Тихвинская ул., д. 2, оф. 7

Тел.: (495) 648-14-14
info@gaidarfund.ru

Даже мои политические противники, убежденные, что я веду страну по гибельному курсу, не подозревали меня в намерении запустить руку в государственный карман.
Е.Гайдар
Найти

Календарь мероприятий

14 декабря 2012
Научная конференция "20 лет современного экономического образования и исследований в России"

28 ноября 2012
Лекция "Аукционы: бархатная революция в экономике"

14 ноября 2012
Лекция "Экономика Российской империи и Русская революция 1917 года"

06 ноября 2012
Фонд Егора Гайдара в рамках дискуссионного Гайдар-клуба продолжает проект «Дорожная карта гражданина». На этот раз, тема дискуссии: «Гражданское общество - взгляд изнутри».


Все мероприятия

Follow Gaidar_fund on Twitter

Дискуссия

Чему учит белорусский опыт?

 

 В минском магазине электроники (Фото: ИТАР-ТАСС)

Дмитрий Орешкин: Похоже, ничему он не учит. Точнее, кого-то учит, а кого- то нет. Учатся те, кто и раньше что-то понимал; прочим как об стенку горох. И в этом главная проблема. 

Странное ощущение: ведь давно все сказано. Даже скучно повторять. Что договариваться с Лукашенко бессмысленно, потому что все равно кинет. Что экономику свою раньше или позже загонит. Что российскую нефтегазовую дотацию, в сумме достигшую 60 млрд. долларов, проест… Что диктатура и популизм не могут - по крайней мере, в долгосрочной перспективе - быть эффективными. Что выбираться из тупика будет больнее, чем там оставаться. 

И вот сейчас все это сработало. Жаль. 
 
А его российским сторонникам хоть бы хны. Молодец, говорят - сохранил промышленность под плановым контролем государства и народа, не дал прихватизировать. Но про то, что 485 промышленных предприятий (23.2% от общего числа) по официальным данным на 2009 г. были убыточны - они молчат. А может, не знают. Не хотят знать. В автомобильном, а также в станкостроительном и инструментальном секторах доля убыточных предприятий достигла 42.4% и 42.9% соответственно.
 
Выпуск грузовых автомобилей в 2008 г. упал на 35.3%, а тракторов на 15.7%. При росте на складах невостребованной продукцией по автомобилям на 165%, по тракторам на 112%. Об этом они тоже молчат. Хотя данные были официально представлены на сайте Национального Статкомитета на сайте http//.belstat.gov.by . Сейчас, правда, их уже не найдешь. Понятно: чтоб враги не клеветали…
 
Заводы работают, сырье и энергия расходуются, ВВП растет. Но продукция не востребована. В привычной советской терминологии - чистой воды кризис перепроизводства. Последствия, конечно, буржуазия переложит на плечи трудящихся. Уже переложила - рубль упал вдвое, цены выросли в разы… Постойте, постойте, но кто же здесь буржуазия? Не вы ли восхваляли Лукашенко за верность госконтролю, плановому хозяйству, социальной справедливости и сильной руке?! 
 
Теперь белорусам достанется вдвойне: и от кризиса, и от сильной руки. В более гибкой рыночной экономике хоть можно надеяться на перепрофилирование, конверсию, создание альтернативной занятости, что-то в этом роде. А в планово-приказной батькиной просто велено было работать хоть по 30-50 часов в сутки, чтобы ликвидировать прорыв. То есть производить все то же самое, но в еще больших количествах и за меньшую (для покупателя) цену. 
 
Однако, цену можно снизить до конкурентоспособной только за счет зарплаты трудящихся, потому что производство на 60% основано на импортных комплектующих. Сырье с энергией и подавно привозные. Так что перспектива у белорусского народа ясная: больше работать за меньшие деньги, решительной поступью приближаясь к северокорейским стандартам. «Зайчик» станет еще более деревянным; цены на импортные товары подскочат (или они исчезнут); свой местный ширпотреб, произведенный не столько ради выгоды, сколько из-под палки, станет еще более кособоким. Все это мы уже проходили, когда назывались «СССР».
 
Но, видите ли, Батьке захотелось сделать с Белоруссией еще один круг. С еще одной неизбежной посадкой. Потому что орел! Потому что в гробу видал всяких там гайдаро-чубайсов. Посадка мягкой точно не будет: как показывают исследования Института социологии Национальной академии наук, число белорусов, готовых брать на себя ответственность ради увеличения дохода, упало с 48.4% в 2002 г. до 18.8% в 2008. Люди вернулись в советское состояние, где за все отвечает руководство. 
 
Вот оно и ответит. Как всегда и везде отвечала и отвечает любая авторитарная власть. Обидно, но все это было ясно еще 10 лет назад. Для тех, конечно, кто понимает. А для других остается загадкой и сегодня: то ли вокруг Батьки сплели заговор хитроумные враги славянских народов, то ли опоили его зельем? 
 
 
    Елена Гапова
социолог, профессор Western Michigan University, директор Центра гендерных исследований Европейского гуманитарного университета (белорусский «университет в изгнании» в Литве)

В Беларуси сложилась интересная ситуация.  А. Лукашенко долго использовал «советский ресурс» (соответствующую модель жизни и экономики) и доиспользовал до конца. Созданный вариант «социального государства» (дороги хорошие, транспорт работает, как часы, сто сортов колбасы в магазине, на селе агрогородки, водопровод и канализация) работал, пока работал, но дальше эта резина не тянется. При кризисах такого масштаба происходят падения правительств, но в Беларуси для этого нет институционального механизма.
 
C другой стороны, перспектива народного гнева и массового выхода на улицы – столь массового, что это стало бы «революцией», маловероятна (с моей точки зрения, невозможна).  Сдерживая экономическое неравенство, А. Лукашенко затормозил классообразование. Поэтому никакой «буржуазии» (или среднего класса в западном смысле), т.е. группы с общностью интересов, обладающей автономией и потому могущей «призвать государство к ответу»,  конечно, нет, а без элит, имеющих обоснованные надежды на приход к власти, революции не случаются. Зависимые элиты, не обладая доставочными ресурсами для победы, скорее предпочтут сохранение существующего положения высокой вероятности потерять все.
 
В такой ситуации возможны два варианта: потеря государственной независимости, что дает возможность придти к власти другим элитам. Либо же у власти остаются «все те же» - с некоторыми добавлениями или изъятиями. Если нет иностранной ренты, они могут положить все силы командной системы на реализацию модели авторитарной модернизации, понимая, что это единственный шанс.  Белорусская власть сейчас очень активно ищет модернизационные модели или альянсы, но так как руководящие элиты сформированы по принципу лояльности,  а не компетентности, они могут с этой задачей не справиться.  

 

    Григорий Иоффе
профессор географии в Radford University, автор книги Understanding Belarus and How Western Foreign Policy Misses the Mark

То, что написал Дмитрий, очень ходульно. Это клише, к которому прибегают, да, либеральные фундаменталисты. Экономика России -- гораздо более мыльный пузырь, чем экономика Беларуси. Представьте, что произойдет, если нефть упадет, скажем, до 30 долларов за баррель. Ведь нет ни промышленности ни сельского хозяйства. Есть только гонор и вывоз капитала. И крайнее презрение к людям. И жуткое отчаяние тех, кто бьётся на местах. 

В Беларуси есть коровы, которые исправно доятся, там действительно есть модернизированная (с 2005 г.) промышленность - и не только нефтеперерабатывающая, а пищевая, деревообрабатывающая, тракторная, самосвальная, не говоря уже о калийных удобрениях. Режим Лукашенко - это европейский диссидент. Для Европы и далекой Америки это диссидент потому, что там, как известно, нет демократии, да и откуда бы ей взяться! Но это куда больший диссидент для России, потому что в Беларуси нет олигархии и она не хочет быть поглощенной Россией. 

Белорусские оппозиционеры думают (большая часть делает вид, что думает) что альтернативой лукашенковскому режиму является демократия. Это полная чушь, альтернативой ему является олигархия, причем самого агрессивного, провинциального толка. Я много езжу по России. Не дай Б-г Беларуси что-то подобное! 
 
Да, я хорошо понимаю, что Лукашенко трудно принять по соображениям в основе своей эстетическим. "Он руководит страной как совхозом!" О, Господи! Между тем, мое пребывание на Ставрополье, особенно западном, где колхозы сохранились в неприкосновенности (правда, скот извели), позволило мне контактировать с председательским корпусом (чего стоит один Виктор Григорьевич Дубина!), из которого, собственно, и вышел Лукашенко. Колхоз - это куда больше микрокосм государства, чем любой другой экономический объект. Именно тут сопрягаются вопросы экономики, технологии, социального воспроизводства, и даже геополитики. Все эти эстеты  не смогут прожить и дня в роли председателя. 
 
Те экономичсекие данные, которые приводит Дмитрий, мягко говоря, несерьезны. Убыточность не есть некий абсолют, она зависит от структуры цен. Понятно, что в условиях, когда промышленность Беларуси есть продукт позднесоветского разделения труда, а цены на энергоресурсы высоки, нельзя рассчитывать на прибыльность многих зависящих от этих ресурсов производств. Понятно, что в 2009 и 2010 гг., когда спрос со стороны российских покупателей белорусской пром продукции упал, ее трудно было реализовать. Но в России уже восстановился спрос на эту продукцию. 
 
Находясь в Ставрополье, я всюду вижу тракторы Беларусь, я вижу грузовики МАЗ-МАН, я только что прослушал целую лекцию аспирантки МГУ, находящейся под впечатлением от только что увиденного ею в сельских хозяйствах и многих других предприятиях южной Беларуси (она только что возвратилась с экономико-географической студенческой практики БГУ, в которой принимала участие). Она говорит, что Беларусь быстрыми темпами уходит на Запад, и это совпадает с моими впечатлениями. Уходит в том смысле, что организация пространства и производства в Беларуси все больше напоминает западные аналоги, а молодые люди из Минска много раз побывали в Вильнюсе, Варшаве, Берлине и ни разу в Москве. . . 
 

МВФ как раз сейчас пристально изучает вопрос предоставления следующего кредита. Возможно, для этого придется кое-кого выпустить из мест заключения. Но все будет в порядке . . "Надо только выучиться ждать." Помните такую популярную советскую песню?


  Дмитрий Орешкин: Благодарю уважаемых комментаторов за уделенное время и здравые замечания.  По некоторым хотелось бы возразить.

Во-первых, у меня ни слова не было насчет того, что в России дела в  среднесрочной перспективе обстоят лучше, чем в Белоруссии. Когда-то, на рубеже 90-х и нулевых, может, и обстояли. Но с помощью коллективного Путина мы эту возможность благополучно проехали. Тогда треть бюджета состояла из поступлений нефтегазового комплекса, а сегодня уже половина. Значит, если обстоятельства изымут изо рта у туго спеленутого младенца по имени «российская экономика» сырьевую соску - младенец будет отчаянно голодать. В том как раз и мораль, что Путин - не будь за ним огромного запаса природных ресурсов, -  был бы в качестве менеджера еще хуже Лукашенко.
 
Во-вторых, ходульные мои соображения или не ходульные - вопрос не существенный. Существенный - адекватные или неадекватные. Если Лукашенко  повышает пенсии на 14% при ожидаемой инфляции в 40% - то это называется облом. Если он лично гарантировал, что девальвации не будет, а она состоялась - то это называется обман. Если он призывал население не тратить деньги, полученные в процессе предвыборной раздачи слонов, а класть их на депозит в государственный банк под хороший процент - то это называется непонимание   азов экономики, включая мотивы потребительского поведения. Если он возлагает вину за валютный, бензиновый и прочие разновидности кризиса на СМИ - то это называется совок.
 
Интегрируя, получаем: либеральные критики говорили, что Лукашенко доиграется - и он таки доигрался. К сожалению, вместе с Белоруссией и белорусами.   Социал-демократические и социалистические сторонники Лукашенко говорили, что он всем покажет пример эффективного планового управления сложным народно-хозяйственным комплексом - и теперь им бы самое время  взять паузу и слегка перевести дух. Разве не так?
 
В третьих, опровержение насчет негодной оппозиции. Пардон, у меня про оппозицию вообще ничего нет! Одна фраза вскользь - насчет того, что режимы подобные белорусскому, тем и опасны, что вход в построенный ими тупик стоит пятак, а выход рубль. Надежд на либеральную, демократическую и любую иную оппозицию - в том виде, в каком она существует при Лукашенко - нет и быть не может. Хотя бы потому, что в тюрьме не формируются навыки эффективного управления государством. В тюрьме оттачиваются навыки ненависти, недоверия и отчаяния. В том-то и беда, что после незаменимых персонажей типа Батьки на осчастливленной ими территории остается политическая пустыня, по которой бродят полубезумные проповедники-диссиденты и отмороженные силовики  с номенклатурщиками, утратившие божий страх, но не забывшие батькиных методов силового менеджмента. Именно из них в отсутствие той самой «сильной руки» неудержимо вырастают нехорошие «олигархи», которых один из моих уважаемых комментаторов почему-то считает  альтернативой лукашенковскому режиму. Хотя они ему не альтернатива, а  закономерное продолжение.  «Бароны-разбойники», «стационарные бандиты», прочие мафиозные по сути  институции, которые приходят на смену одной гигантской централизованной и свободной от законных ограничений мафии, которая - более или менее эффективно -  подменяет собой государство в режимах, подобных лукашенковскому. Реальной альтернативой подобным режимам является не олигархат, а демократические  государства вроде Польши, Латвии или Эстонии.
 
Возражения типа «Польша получила помощь от Европы в размере 15 млрд. евро» не принимаются. Лукашенко получил от России 60 млрд. долларов безвозвратной   нефтегазовой дотации - и что? Проблем в том, что после него не останется  никаких альтернативных институтов, способных выработать и твердо проводить вменяемую политику. Ибо несколько десятилетий кряду все эти институты счастливым образом совмещал в себе один  выдающийся человек.  Вот он кончился -  и родина осиротела… 
Значит, пусть не кончается?!
 
В-четвертых, о перспективах. Категории убыточности или эффективности действительно меняются от места к месту и от времени до времени.   Сбереженная г-ном Лукашенко промышленность (за что его так хвалят), увы, по-советски энергоемка. Цена энергии, увы, растет. Импортные комплектующие тоже не дешевеют. Следовательно, сокращать стоимость конечной продукции его экономический режим может только за счет экономии на оплате труда. Вполне предсказуемый, вполне сталинский, вполне советский, китайский или северокорейский подход. Если (в пределе) рабочей силе вообще не платить,  ограничиваясь  МРОТом и рассуждениями о том, что «дисциплины много не бывает», что «работать надо по 50 часов в сутки» и, если потребуется, «в землянки уйти» - то эффективность производства можно вообще поднять до небесных высот - на радость заезжим гуманитариям вроде  писателя Фейхтвангера, которому в 1937 году очень нравилась организация советской экономики при т. Сталине. 
 
Неглупый, кстати, человек был Фейхтвангер. Но ему очень хотелось поверить - вот  он и поверил. Вот и сейчас Лукашенко велел своим геологам найти в республике нефть («что-то мне подсказывает, что она у нас есть»), и за три года на 30% увеличить ВВП за счет новых горнорудных разработок. Заодно переведя энергетику на собственную сырьевую базу. А именно торф, дрова, ГЭС и ветер.  Все это, за исключением надежд на строительство АЭС  (в лучшем случае к 2016 году, причем сырье опять из России) - пустые слова. Ветры в Белоруссии слабые,  земель для затопления под ГЭС нет, а на дровах и торфе далеко не уедешь.  Хваленая Белорусская промышленность с каждым годом все очевиднее будет становиться планово убыточной и отсталой, как колхозы и совхозы в СССР. Без либерализации, приватизации и прощания со своей безраздельной властью у Лукашенко ничего не выйдет. У Путина вышло - потому что есть почти бесплатное сырье, а у Лукашенко - нет. 
 
Трудно сказать где, когда и в каких конкретно условиях эта экономическая и социальная модель громыхнется. Но что громыхнется непременно - никаких сомнений нет. Ежели только у благонамеренного писателя Фейхтвангера… В принципе, такой режим может тихо тлеть поколениями - как тлеет он на Кубе или в КНДР. Но Белоруссия не тот случай. Согласен с обоими уважаемыми оппонентами, что едва ли есть смысл ожидать восстания широких трудящихся масс. Согласен и с профессором Иоффе, что преобладающий тренд  дальнейшего движения будет западным. По той универсальной причине, что на  западе больше либеральных свобод, меньше социалистических сказок для трудящихся и патерналистских надежд на сильного справедливого вождя. Как  следствие, более человеческие условия жизни и более вменяемая экономическая модель. 
 
Однако остается интересный вопрос: естественный процесс вхождения в Европейский союз будет реализован всей Белоруссии целиком (при живом Лукашенко это вряд ли), ее отдельными кусками или, так сказать в индивидуальном порядке? В смысле, с чемоданами. Мне кажется, что третий вариант постепенного оттока населения из счастливого островка лукашенковской социальной справедливости - наиболее правдоподобный. И, во всяком случае, менее кровавый. Так из сохранившего советские замашки (и индустрию!) Приднестровья за время его победного марша выехало более половины населения. В основном, как несложно догадаться, на Запад. Было 750 тысяч, осталось менее 350.
 
Только этот специфический опыт тоже никого ничему не учит.
 
Впрочем, не следует забывать и про неестественный вариант с хождением на  восток. В Москве добрые люди с искренним интересом (не сказал бы - с сочувствием) наблюдают за содроганиями батькиного могучего организма. При случае не забывая подложить то камушек поострее, то колючку на место очередного ожидаемого падения. Пусть пар выйдет и граждане на личном опыте убедятся в достоинствах белорусской модели. А там, глядишь, через два-три месяца развиднеется. К осеннему месяцу мясоеду, бог даст, заколем поросеночка.     По хорошей славянской традиции. Поставим на откорм другого, смирного. То-то будет светлый праздник аншлюса двух братских славянских народов! Как раз к выборам в Российской Федерации…
 
Не думаю, что этот вариант пройдет. Но убежден, что он аккуратно просчитывается кем надо где надо. Так что тихо тлеть, подобно Кубе, Албании  или КНДР, лукашенковской Белоруссии едва ли позволят заинтересованные  соседи с той или с этой стороны. А потом умные и интеллигентные социалисты   будут долго спорить: что было бы, если бы внешнее окружением позволило бы  Лукашенко довести до конца свой выдающийся эксперимент по построению равновесного и справедливого общества?!
 
Да ничего особенного не было бы. Как с цыганом, который учил лошадь жить без корма: совсем было приучил, да та околела некстати.
 
Поэтому повторяю свой исходный тезис: ничему белорусский опыт не учит. 
 
Если человек Фейхтвангер, то это надолго. 
 

    Григорий Иоффе
профессор географии в Radford University, автор книги Understanding Belarus and How Western Foreign Policy Misses the Mark

При всей своей правоте, Дмитрия подводит тональность Судного дня. Такое впечатление, что он позавчера узнал о существовании Беларуси, вчера об экономическом кризисе в этой стране, а сегодня вынес свой безжалостный вердикт. Полноте, это не первый и даже не самый серьезный кризис, переживаемый этой интереснейшей страной. И до сих пор она выкарабкивалось. Орешкин прав: у него действительно нет ничего благостного об экономичсеком положении России. В некотором роде это его просчет. Ибо обсуждая Беларусь, нужно иметь в виду, что и сами белорусы и их недавняя история делает их сопоставление именно с Россией и Украиной единственно достойным внимания. Пока что нет смысла сравнивать Беларусь с западными странами. И вот как раз в контексте "сопоставления с сопоставимыми" Беларусь смотрится весьма выигрышно. Не буду повторяться.

Понятно, что Орешкину не нравится Лукашенко, как не нравится ему Сталин, как не нравится ему Путин. Все они авторитарные лидеры, а Орешкин авторитарных лидеров не любит. Что тут сказать, даже не знаю. Разве что отметить, что лидеры не падают с неба. И по крайней мере с половиной белорусов у Лукашенко есть высокая степень гармонии. Но если Лукашенко авторитарный лидер пост-советского государства, то как-то странно мерить его лекалом, пригодным для не вполне сопоставимых с Беларусью стран. "Если Лукашенко повышает пенсии на 14% при ожидаемой инфляции в 40% - то это называется облом," пишет Дмитрий. "Если он лично гарантировал, что девальвации не будет, а она состоялась - то это называется обман." Полноте. Это уже даже не ходульная схема, это литературщина. Откуда Орешкину известно, что именно в этих терминах о Лукашенко думает простой белорус! Я в этом не уверен. Вот и на сайте белорусской Свабоды (в передаче Пражский Акцент) было недавно интересное обсуждение того, почему же это белорусы не протестуют. Рекомендую почитать. Там есть автоматический перевод на русский.. . Кстати, а почему не устраивают массовых протестов россияне? Им что, все так у себя нравится?

Далее, западный тренд возобладает в Беларуси не потому, что на Западе демократия, а потому, что там выше материальный уровень жизни и потому что только оттуда можно получить современные технологии. Конечно, либеральные фундаменталисты немедленно установят причинную связь между либерализмом и уровнем жизни, и в долгосрочной ретроспективе в такой связи и впрямь просматривается смысл. Но Беларусь развивается сегодня и сейчас и в тех параметрах, которые порождены ее культурой и историей. В этом смысле Орешкин прав: белорусский опыт ничему не учит. Нет в этом опыте ничего назидательного именно с либеральной точки зрения. Не вписывается эта страна в Орешкинскую схему, но именно этим она и интересна.

 
    Юрий Дракохруст
политолог, журналист, обозреватель белорусской редакции Радио Свобода

Как ни странно, правы и Дмитрий Орешкин, и Григорий Иоффе. В Беларуси действительно острый экономический кризис. С другой стороны, Орешкин далеко не первый, либеральные экономисты предсказывали крах белорусского экономического «чуда» едва ли не со дня воцарения А.Лукашенко в 1994 году. Реликт социализма, в котором доля частного сектора в ВВП составляет лишь 30%, вроде бы не должен быть жизнеспособным. Однако провал прежних прогнозов краха заставляет отнестись к нынешним с осторожностью. 
 
Белорусская власть имеет солидную «подушку» в виде неприватизированной госсобственности, которую можно продать и получить ресурсы, решающие все финансовые проблемы страны на пару лет вперед.
 
Однако главный вопрос нынешнего положения заключается в том, превратится ли экономический кризис в социальный и экономический. Для авторитарной власти если этого перехода не происходит, экономические проблемы имеют довольно абстрактный характер. 
 
Нельзя сказать, чтобы народ совсем уж безмолвствует. Перекрытие главного проспекта Минска автолюбителями после подорожания бензина, блокада погранперехода Брузги мелкими торговцами, которых лишили их заработков ограничениями на экспорт – это, возможно, первые ласточки будущей социальной бури. А может быть и нет. 
Беспрецедентные репрессии против политической оппозиции, начавшиеся со дня прошлогодних выборов и продолжающиеся поныне, заставляют людей много раз подумать, прежде чем протестовать.
 
Так что в некотором смысле коллеги Орешкин и Иоффе оба неправы, происходящее в Беларуси – не последний вздох системы и не легкое недомогание здорового организма, это — точка бифуркации. Система может выстоять, но может и обвалиться. В этом отличие ситуации от предшествующих лет, когда вероятность первого сценария была почти стопроцентной.  

 
 
Опубликовано 13 июня 2011

 

Вернуться к списку дискуссий

Как помочь фонду?